Смерть дороже жизни

По расчетам экспертов, «стоимость» человеческой жизни в России достигает 47 млн рублей, самих граждан – в десять раз меньше. Страховщики оценивают смерть максимум в 2 млн рублей, а суды взыскивают чаще всего несоизмеримо меньшие суммы.

Единой методики определения «рыночной стоимости» жизни человека не существует. Чаще всего под ней понимают справедливую компенсацию, выплачиваемую близким погибшего в катастрофе или жертвы преступления. Государственная политика в этом вопросе также остается противоречивой. Например, сбитый автобусом пешеход оценивается в четыре раза дешевле его пассажира, а пассажир, летевший внутренними авиалиниями, – почти в пять раз дешевле, чем международными.

Личный ВВП заплатит за тебя
Финансовый университет при Правительстве России провел исследование «стоимости» жизни сразу по нескольким методикам. В частности, в ходе социологического опроса россиянам предложили самим определить размер выплаты, которую они считают достаточным и справедливым возмещением семье за погибшего на транспорте, на производстве или в других чрезвычайных происшествиях. Средняя такая «цена» составила 4,5 млн рублей, что почти на треть ниже результатов проведенного в прошлом году опроса.

Эксперты предлагают математические модели расчетов. Например – с точки зрения «полезности» погибшего для страны. В ней учитывается количество непрожитых лет и приходящаяся на россиянина доля в валовом внутреннем продукте (ВВП – по предварительным итогам 2017 года почти 28 тысяч долларов). Итоговая «стоимость» среднестатистического гражданина – 28 млн рублей.

Альтернативный вариант – определение материального убытка в виде дохода, не полученного пострадавшей стороной (родственниками погибшего) в связи со смертью кормильца. Для этого оценивается средняя годовая номинальная начисленная заработная плата (в целом по России – 477 тысяч рублей), прожиточный минимум трудящегося (то есть собственные расходы – 134 тысячи рублей в год), число лет до выхода на пенсию, а также инфляция и доходность от инвестирования возмещения (например, в рублевые депозиты в крупных банках). В сумме эксперты насчитали 9,9 млн рублей за «душу».

Но наиболее объективной исследователи считают третью модель, учитывающую сразу три показателя – продолжительность жизни, доходы и расходы, а также средний уровень удовлетворенности населения своей жизнью. «Расчеты, проведенные на основании этих данных, показали, что по состоянию на сегодняшний день в среднем по странам мира с душевыми расходами на потребление выше трех тысяч долларов в год, «стоимость» человеческой жизни с учетом морального ущерба составляет 2,1 млн долларов, с использованием российских данных – 46,9 млн рублей», – отмечается в исследованиях.

Эксперты убеждены, что именно на эту сумму возмещения должны равняться судебные и иные выплаты компенсации семьям россиян, погибших на производстве из-за несчастных случаев, в дорожно-транспортных происшествиях или в других чрезвычайных происшествиях. «Казалось бы, 47 миллионов – это чрезмерно большая сумма, превышающая разумные пределы возмещения. Однако, по-моему, такое мнение вытекает из неумения и неготовности сопереживать, оценить чужое горе», – убежден руководитель исследования, проректор Финансового университета при Правительстве России Алексей Зубец.

В то же время исследователи напоминают, что человеческая жизнь не является рыночным товаром и не имеет рыночной стоимости. Более того, любая попытка торговли людьми или их жизнями в современном обществе является тяжким преступлением.

Государственные тарифы
Тем не менее действующим законодательством определены другие «цены». Например, размер возмещения за погибшего в результате аварии на опасном производственном объекте составляет 2 млн рублей. Такой же размер компенсации закреплен в законодательстве о страховании ответственности перевозчиков. Тогда как в рамках ОСАГО жертва дорожно-транспортного происшествия «оценивается» всего в 475 тысяч рублей.

Особые правила касаются пассажиров международных авиалиний. Только в апреле прошлого года Россия ратифицировала Монреальскую конвенцию, предусматривающую выплату за причинение вреда жизни или здоровью до 113,1 тысячи так называемых «специальных прав заимствования», то есть около 132 тысяч евро. Правда, конкретную сумму будет определять суд, исходя субъективной оценки причиненных истцу страданий. Кроме того, авиакомпания может частично освобождаться от ответственности, если вред причинен не из-за ее небрежности или другого неправильного действия (бездействия), либо по вине иного лица (АПИ подробно писало о таких новых правилах – «Души» авиапассажиров подорожали).

Самая прогрессивная методика расчета «стоимости» жизни предусмотрена законодательством о социальном страховании от несчастных случаев на производстве. В случае гибели трудящегося семья получает из Фонда социального страхования (ФСС) единовременную компенсацию в размере миллиона рублей. Потом несовершеннолетним и иным иждивенцам ежемесячно выплачивается приходящаяся на них доля в зарплате погибшего, причем с учетом индексации. Дети получают такую компенсацию до совершеннолетия или окончания обучения (но максимум до 23 лет), домохозяйки – до достижения детьми возраста 14 лет, пенсионеры – пожизненно.

Экономически такая модель страхования обеспечивается за счет взносов работодателей по ставкам, дифференцированным в зависимости от рискованности осуществляемого вида деятельности. По последним оценкам ФСС, чаще всего несчастные случаи происходят на предприятиях, занимающихся добычей и обогащением бокситов и нефелин-апатитовых руд – 35 инцидентов в год на тысячу работающих. Такие работодатели отчисляют в специальный фонд 8,5 процентов зарплаты. На втором месте стоят угольные шахты (28 аварий), добыча руды и так далее. Относительно часто фиксируются повлекшие травмы или иной вред здоровью инциденты на грузовом воздушном транспорте (почти десять в год на тысячу работников), на атомных электростанциях (5,7), в троллейбусных парках (5,2), на занимающихся расчисткой территории строительных площадок предприятиях, металлургических и иных производствах.

В число самых безопасных входит большинство офисных компаний, деятельность в сфере культуры, образования, здравоохранения, торговли, управления финансами и так далее. Страховой тариф для них установлен в размере 0,2 процентов начисленной заработной платы.

Тысяча за око, сто – за зуб
В рамках выплат возмещения по обязательному страхованию ответственности (перевозчиков, владельцев опасных производственных объектов, ОСАГО и других) нормативно определена компенсация и за причиненные потерпевшему увечья. Так, ставший инвалидом I группы получит полную сумму (475 тысяч при ДТП или 2 млн рублей в иных случаях), для II группы инвалидности компенсация определена в 70 процентов страховой выплаты, III группы – 50 процентов.

В специальных таблицах перечислены все виды травм. Например, сотрясение головного мозга при непрерывном лечении длительностью до десяти дней «оценивается» в три процента общей «стоимости» жизни. Проникающее ранение, контузия или ожог глазного яблока – в 10 процентов, потеря зуба – 2-2,5 процента и так далее. Таким образом, скажем, за два выбитых в ДТП зуба пешеход получит около 24 тысяч рублей, пассажир автобуса – 100 тысяч.

Безграничное усмотрение
Однако в иных сферах ни установленная законодателем «стоимость» жизни, ни пропорциональные ей нормативы определения возмещения за травмы, ни результаты социологических и экономических исследований не применяются. «Как правило, размер судебных возмещений материального и морального вреда, нанесенного семьям погибших, в нашей стране пока остается незначительным. Часто суды считают разумной и справедливой ко взысканию за жизнь и здоровье человека сумму от 70 до 140 тысяч рублей. Максимальные размеры компенсационных выплат могут составлять несколько миллионов рублей, но таких решений единицы», – отмечается в исследованиях Финансового университета при Правительстве России.

В каждом таком деле судьи субъективно оценивают ситуацию и ее последствия. Например, за смерть умершего из-за халатности врачей пациента с Ухтинской городской больницы № 1 взыскали 400 тысяч рублей. Жизнь погибшего сына Анжелики Любимцевой псковские служители Фемиды оценили в полмиллиона рублей. За многочисленные травмы (три перелома, раны, сотрясения головного мозга и другие), квалифицированные как средней тяжести вред здоровью, в пользу пострадавшего взыскали 74 тысячи и так далее.

Однако некоторые решения с завышенной «оценкой» жизни и здоровья становятся резонансными. Например, посетительница ресторана «Волна» Валентина Дымич споткнулась о «незаметную ступеньку», получила легкое сотрясение головного мозга и перелом руки. Не указав конкретных нарушений деятельности ресторана, Московский районный суд Чебоксар взыскал моральный ущерб в размере 300 тысяч рублей. Сомнения в объективности вызвала личность потерпевшей – еще два года назад Валентина Дымич была судьей Верховного суда Чувашии. Во избежание конфликта интересов ее коллеги отказались рассматривать апелляционную жалобу по этому делу и передали его в высшую инстанцию.

Справка
Ежегодно от так называемых внешних причин погибает до 168 тысяч человек, 21,5 тысячи – в транспортных происшествиях, 10,6 тысячи – в результате убийства и так далее.

Российские суды в 2017 году рассмотрели 16 тысяч исков о компенсации морального вреда в связи с причинением вреда жизни и здоровью, 14,5 тысяч было удовлетворено. Средний размер взыскания составил 177 тысяч рублей.

По данным Фонда социального страхования, обеспечение как пострадавшие в результате несчастных случаев на производстве получают 244 тысячи человек и 44 тысячи потерявших кормильцев.

Источник:  legalpress.ru


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий