Черно-белое кредитование

Действующий федеральный закон ограничивает процентную ставку и размер пени, гарантирует получение заемщиком информации в доступной форме и предусматривает иные меры защиты интересов потребителей.

Вместе с тем недобросовестные участники рынка находят способы обойти установленные ограничения. Кроме того, нередко займы выдают частные лица и организации, не имеющие соответствующих полномочий и игнорирующие все требования закона и права потребителей.

Ставка больше, чем жизнь
По общему правилу начисляемые проценты не должны более чем на треть превышать среднерыночную ставку, рассчитанную Банком России. Кроме того, по краткосрочным займам (на срок до года) общий размер процентов ограничен трехкратным размером выданных средств.

Но на практике такие требования не гарантируют защиту потребителей от крайне обременительных условий. Оценивая рыночные ставки, регулятор определил кардинально разные условия для банков, микрофинансовых организаций (МФО) и иных кредиторов. Например, ссуду на месяц в размере до 30 тысяч рублей МФО вправе выдавать под 842 процента годовых, тогда как банк аналогичный кредит – максимум под 37. Многократно отличаются среднерыночные и рассчитанные на их основе предельные ставки и по другим категориям займов и кредитов. Установленный законом «трехкратный» лимит по существу позволяет МФО выдавать те же месячные ссуды под 3,6 тысячи процентов годовых.

Правда, еще в прошлом году Верховный суд России пришел к выводу, что такие проценты могут начисляться только за период, на который выдан заем. Если клиент соответствующую сумму не вернул, МФО вправе требовать уплаты пени, которые по закону не могут превышать 21,9 процента годовых. «Установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования займом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций», – констатировала высшая инстанция, по существу указывая всем служителям Фемиды использовать такой подход (АПИ писало об этом решении – Верховный суд России: заемщики не должны платить несоразмерные проценты). По словам представителей самих МФО, в настоящее время суды рассчитывают неустойку, исходя из средних ставок по кредитам (до 18,5 процентов годовых), а порой и ключевой ставке (7,5 процента).

Только для профессионалов
Так называемый мегарегулятор – Банк России, в целом поддерживает существующую систему микрофинансирования, считая ее социально значимым сегментом финансового рынка. «Маленькие займы люди действительно берут не от хорошей жизни, когда не хватает зарплаты. Я хотела бы еще раз подчеркнуть: запрещать микрофинансирование было бы недальновидным. Спрос на короткие займы до зарплаты есть, и если не будет регулируемого бизнеса, люди пойдут к нелегальным кредиторам. Сейчас ответственность для нелегальных кредиторов недостаточно серьезна. Более того, как это ни парадоксально, сейчас нелегальный кредитор по суду может взыскать долг. Важно лишить судебной защиты договора с нелегальными кредиторами», – заявила парламентариям глава Банка России Эльвира Набиуллина.

Уже одобренный в первом чтении законопроект де-факто выгоняет с рынка не имеющих статуса профессиональных кредиторов компании и частных лиц. В случае принятия таких поправок подавать иски о возврате потребительских кредитов или займов смогут только банки, МФО, кредитные кооперативы и ломбарды. Исключительно им разрешат и выкупать портфель ссуд. Исключение составят работодатели, предоставляющие займы своим сотрудникам, кредитующие сделки с ценными бумагами брокеры и иные, установленные законом случаи.

Кроме того, общая сумма начисленных процентов, пеней, неустоек и иных платежей не должна превышать 150 процентов от суммы самого кредита или займа. После достижения этой величины начисление в том числе штрафных санкций прекращается. «Принятие законопроекта будет способствовать обеспечению защиты прав граждан-должников по потребительским кредитам (займам) посредством установления правового механизма, ограничивающего возможные злоупотребления в данной сферы, а также способствующего вытеснению с рынка непрофессиональных кредиторов, а также кредиторов, ведущих недобросовестную деятельность, связанную с предоставлением потребительских кредитов (займов)», – убеждены авторы поправок.

Долговая статистика
Уже с 1 января вводятся дополнительные ограничения: между одной микрофинансовой организацией и заемщиком не может быть заключено более девяти договоров займа на срок не более месяца. Кроме того, такие контракты разрешается пролонгировать не больше пяти раз.

Также Банк России намерен возложить на МФО обязанность оценивать долговую нагрузку на заемщиков. Участники рынка относятся к таким нормам настороженно. По существу, оформляя договор, кредиторы должны будут определять не только доходы клиента, но и его расходы и наличие других кредитов и займов. Для расчета этих данных потребуется получать официальные данные о заработной плате и опрашивать все 14 бюро кредитных историй.

Введение этих требований перенесено на 1 октября будущего года, но отказываться от них мегарегулятор не намерен. В самом Банке России не разделяют опасения МФО. Так, по мнению начальника Управления регулирования Департамента микрофинансового рынка Романа Новикова, МФО вправе по своему опыту оценивать достоверность заполняемой клиентом анкеты, ориентируясь на данные статистического ведомства о среднедушевых доходах населения региона. Достаточным представитель регулятора считает и получение справок по форме 2-НДФЛ или выписки Пенсионного фонда России, при отсутствии оснований сомневаться в этих документах. «Не обязательно собирать данные из всех Бюро кредитных историй – можно запросить одно-два из крупнейших», – поясняет Роман Новиков.

Украденная личность
В то же время нерешенной остается проблема фальсификации договоров. Нередко указанные в качестве заемщиков граждане отрицают причастность к их заключению и получению денег. Назначаемая судом почерковедческая экспертиза из-за слишком короткого автографа не может ни подтвердить, ни опровергнуть принадлежность его руке указанного в качестве заемщика лица. Еще сложнее разрешаются споры с займами, предоставленными через Интернет (АПИ писало о таких спорах – Должник по чужой воле).

По мнению независимых экспертов и даже опрошенных АПИ участников Национальной конференции по микрофинансированию и финансовой доступности «Микрофинансирование: трансформация», в таких случаях граждане вправе рассчитывать на своего рода «презумпцию непричастности». «В состязательном процессе кредитор должен доказывать факт заключения договора и выдачи займа, гражданин – обратное. Например, заемщик может представить справку из банка, что соответствующие средства на его счет не поступали или такого счета у него нет. Неустранимые сомнения, по моему мнению, должны толковаться в пользу экономически слабой стороны, которой в таких отношениях является гражданин», – полагает советник по правовым вопросам Национальной ассоциации участников микрофинансового рынка (НАУМИР) Анна Байтенова. Схожего мнения придерживается и член президиума СРО «МиР» Эльман Мехтиев: «Дистанционная идентификация требует использования биометрических технологий. В ином случае я не уверен, что это вообще идентификация. И судья, думаю, тоже не будет уверен. Наличие персональных данных свидетельствует лишь о наличии у кредитора такой информации, но не представлении ее самим заемщиком. Если гражданин отрицает получение займа – он должен это доказать. В состязательном процессе кредитор будет отстаивать свою позицию», – убежден эксперт.

Вместе с тем судебная практика пока остается противоречивой. Так, петербурженке Наталье Руссу не удалось доказать свою непричастность к полученному в МФО «Профиреал» займу. Экспертиза заключила, что подпись «вероятно, выполнена не самой Руссу Н.В., а другим лицом с подражанием варианту ее подписи на копии паспорта». Но суд не удовлетворился таким заключением, признав отсутствие категорического вывода по существу подтверждением факта подписания договора заемщицей. «Стороной ответчика не представлено доказательств, которые могли бы свидетельствовать о наличии оснований для отказа в удовлетворении заявленных ООО «МФО «Профиреал» требований», – заключил Санкт-Петербургский городской суд.

В свою очередь, рассмотрев иск Ивана Медведева, служители Фемиды установили, что он не получал онлайн-заем в МФК «Займер». Выяснилось, что телефон, на который высылались SMS-сообщения с кодами подтверждения, заемщику не принадлежит. Сама спорная сумма была переведена на «электронный кошелек», но ООО «Яндекс Деньги» не представило доказательств принадлежности этого счета Ивану Медведеву. «Доказательств совершения истцом соответствующих действий по заключению договора займа суду не представлено», – отмечается в решении суда.

Справка
В реестр Банка России в настоящее время внесено более двух тысяч МФО.

Общий портфель микрозаймов по итогам 2017 года превысил 113 млрд рублей, заемщиками числилось 8,4 млн человек.

Источник: legalpress.ru


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий