Куда утекают деньги из России?

В конце января СМИ сообщили сенсационную новость о том, что за последние 10 лет трудовые мигранты вывели из экономики РФ несколько триллионов рублей. Между тем данные по денежным переводам трудовых мигрантов секретом ни для кого не являются, а вывод ими денег из России продолжается с момента распада СССР.

Опубликованная в СМИ информация получена по результатам исследований консалтинговой компании FinExpertiza, по данным которой с 2009 по 2018 г. из России через платежные системы было выведено 141,4 млрд. долл., или 5,64 трлн. руб. В Россию же через платежные системы поступило всего лишь 28,76 млрд. долл. (1,26 трлн. руб.). Разница между исходящим и входящим денежными потоками за 10 лет превысила 100 млрд. долл., что эквивалентно 4,38 трлн. руб. Все эти выкладки основаны на официальной статистике Центрального банка РФ, которая публикуется на его сайте и доступна всем желающим. Заслуга FinExpertiza состоит лишь в том, что она обобщила данные по объему денежных переводов за последнее десятилетие.

Платежными системами для осуществления денежных переводов, как поясняет компания, пользуются нерезиденты, не имеющие в России постоянной регистрации, резиденты, помогающие родственникам в менее благополучных странах, и даже целые диаспоры. В абсолютном большинстве нерезиденты являются трудовыми мигрантами из стран СНГ и ближнего зарубежья. Банковскими переводами, требующими открытия банковского счета, а значит предоставления необходимых для этого документов и отказа от анонимности, они пользуются неохотно. Косвенно это обстоятельство говорит о том, что значительная часть трудовых мигрантов работает в России нелегально. Непопулярны у мигрантов и альтернативные денежные переводы через электронные каналы, предполагающие относительно высокий уровень компьютерной грамотности.

Как свидетельствует статистика Центробанка РФ, с 2009 по 2018 г. объем денежных переводов из России через платежные системы действительно составил 141,4 млрд. долл. Из них 120,5 млрд. было переведено в страны СНГ, и 20,9 млрд. – в государства дальнего зарубежья. К последним относятся не только все страны, расположенные за пределами прежних границ СССР, но и некоторые его бывшие республики – Латвия, Литва, Эстония, Грузия. В совокупности на государства СНГ приходится 85% от общего объема денежных переводов за последние десять лет, а на остальные страны мира – всего 15%, что говорит об интенсивности потоков трудовой миграции между Россией и бывшими союзными республиками. В Россию же за этот период было переведено 30,7 млрд. долл., две трети которых поступили из стран СНГ.

Центробанк приводит данные и за более ранний период: с 2006 по 2018 г. из России через системы денежных переводов было выведено 169,7 млрд. долл., в том числе 146,3 млн. в страны СНГ. Доля переводов, которые приходятся на государства Содружества, за этот период даже немного увеличивается (86,2%). В обратном направлении, то есть в Россию, за 13 лет (квартальные данные по объему денежных переводов на сайте Центробанка приведены начиная со второго квартала 2006 г.) поступило 33,5 млрд. долл., в том числе 22,2 млрд. из стран СНГ. То есть чистый отток средств через системы денежных переводов из России, полученный как сумма выведенных из РФ денег за минусом поступивших в нее, с 2006 по 2018 г. составил 136,3 млрд. долл., а только по странам СНГ – 124,2 млрд. долл.

Вопрос о том, много это или мало, относится к числу риторических. По данным того же Центрального банка РФ, общий объем прямых иностранных инвестиций в Россию за 2009-2018 гг., включая участие в капитале (покупка и продажа акций, долей и паев), слияния и поглощения, долговые инструменты, а также инвестиции в прочие секторы экономики, составил 353,4 млрд. долл. То есть почти половина от суммы иностранных инвестиций, которые удалось привлечь за десятилетие, была выведена из России в виде денежных переводов трудовых мигрантов. Следует учитывать и то обстоятельство, что динамика прямых иностранных инвестиций в Россию за 2009-2018 гг. была крайне неравномерной, и большая их часть поступила до начала конфликта на Украине. За 2014-2018 гг. объем иностранных инвестиций составил лишь 98,8 млрд. долл., в полтора раза уступая сумме выведенных из России за десятилетие средств.

Фактически Россия продолжает дотировать экономики бывших союзных республик. Только в советский период эти дотации осуществлялись напрямую из общесоюзного бюджета, формируемого главным образом за счет РСФСР, а сегодня производятся в иной, завуалированной форме. И трудовая миграция, осуществляемая между Россией и странами СНГ на льготных основаниях – без необходимости получения виз, в условиях свободного пересечения границ, а зачастую и в нелегальной форме, является лишь одной из форм этих дотаций. Помимо этого, часть стран СНГ на беспошлинной основе получают от России нефть (Белоруссия, Киргизия, Таджикистан), без которой их экономики и финансовые системы не смогли бы существовать. Другой формой поддержки является предоставление им Россией на льготных условиях межгосударственных кредитов, списание задолженности и т. п.

Вопрос о том, злом или благом для России является трудовая миграция из СНГ, во многом носит мировоззренческий характер. Сторонники миграции аргументируют ее необходимость тем, что мигранты создают платежеспособный спрос на товары и услуги внутри России. Но преувеличивать этот фактор не стоит. Большинство трудовых мигрантов являются выходцами из Средней Азии, которые следуют стратегии минимизации потребностей и затрат – живут в строительных вагончиках, общежитиях, снимают одну квартиру на целую бригаду и т. п. Столь же минималистским является и спрос, создаваемый ими на продукты питания, услуги ЖКХ и потребительские товары. И выгоды для российской экономики от создаваемого мигрантами спроса на фоне огромных сумм, пересылаемых ими за рубеж, выглядят довольно сомнительными. Если бы заработанные мигрантами деньги были заработаны гражданами РФ и остались в России, экономический эффект для внутреннего рынка был бы гораздо больше.

К тому же значительная часть мигрантов работает в России нелегально и никаких налогов и отчислений в российский бюджет не платит. По данным МВД, количество оформленных патентов на право трудовой деятельности в РФ выросло за 2019 г. с 1 671,6 до 1 767,3 тыс., то есть всего на 95,5 тыс. штук. А количество иностранных граждан, поставленных на миграционный учет, за этот же период увеличилось с 17,8 до 19,5 млн. человек, то есть на 1,7 млн. человек. Вопрос о том, куда делись еще 1,6 млн. мигрантов, остается открытым. Можно предположить, что часть из них являются гражданами стран ЕАЭС, которым оформлять патент для работы в России не нужно. Но та же миграционная статистика свидетельствует, что большинство трудовых мигрантов в России являются выходцами из Узбекистана и Таджикистана, которые в ЕАЭС не входят. И приобретать патенты для работы в России обязаны.

В ноябре 2017 г. первый заместитель министра внутренних дел Александр Горовой на заседании в Совете Федерации оценил численность нелегальных мигрантов, находящихся на территории России, в 2,6 млн. человек. Впрочем, оценка эта была озвучена более двух лет тому назад и не учитывала заметное увеличение объема трудовой миграции из ближнего зарубежья, наметившееся в последние годы.

Еще более распространенный аргумент в пользу необходимости привлечения трудовых мигрантов – нехватка рабочих рук, без которых российская экономика якобы развиваться не может. Безработица в России по итогам прошлого года действительно достигла минимального уровня, опустившись в августе до 4,3%. Но это достижение во многом лишь кажущееся. Большая часть рабочих мест в РФ имеет низкую производительность, а значит – низкий уровень зарплат и доходов. В глубинке, особенно той, которая находится за пределами областных центров и крупных городов, работы зачастую вообще нет, а для людей старше 40 лет нерешаемой проблемой может стать даже поиск работы с зарплатой в 20 тыс. рублей. Возможность привлечения мигрантов лишает работодателей стимулов для повышения зарплат и привлечения местных кадров – зачем, если всегда можно нанять выходцев из стран СНГ?

Неудивительно, что число тех, кто выступает за ограничение притока мигрантов, растет. Если в 2017 г. по данным опросов Левада-центра на этом настаивали 58% жителей России, то в 2019 г. – уже 72%, и лишь каждый десятый считал, что количество мигрантов надо увеличивать и далее. Более того, почти две трети участников опроса утверждали, что их родственники и знакомые готовы делать ту же работу, которую сейчас выполняют трудовые мигранты. Показательно, что между нарастанием антииммигрантских настроений и потоков трудовой миграции прослеживается довольно четкая связь. А это говорит о превращении миграции в одну из наиболее острых политических и экономических проблем современной России.

Александр ШУСТОВ

Источник: https://www.ritmeurasia.org/


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий