Под колпаком у банков

Для борьбы с финансовой преступностью банки вправе блокировать операции по картам и счетам при возникновении практически любых сомнений. Под подозрением могут оказаться даже самые добросовестные и законопослушные клиенты.

Специальные меры направлены на противодействие легализации (отмыванию) полученных преступным путем доходов и финансированию терроризма. Достаточно жесткие требования к совершающим операции банкам и другим финансовым учреждениям определены рекомендациями межправительственной группы (Financial Action Task Force on Money Laundering – FATF).

Опасные связи
Судебная практика споров о применении так называемого «антиотмывочного» законодательства пока остается противоречивой. Ведь критерии выявления преступных сделок пока остаются крайне субъективными. Под особый контроль попадают отдельные операции или связанные транзакции на суммы свыше 600 тысяч рублей – о них банки должны сообщать в Росфинмониторинг (так называемую «финансовую разведку»). Подозрительными считаются и любые сделки, если их содержание не соответствует экономическому смыслу: они могут использоваться для сокрытия налогов, так называемого обналичивания и иных нарушений.

Закон делегирует банкам право приостанавливать такие операции и запрашивать у клиента пояснения о целях операции и подтверждающие документы. Игнорирование такого запроса может обернуться блокировкой всего счета и его принудительным закрытием (расторжением) договора. Причем порой даже без возможности получить остаток.

Методику выявления подозрительных операций кредитные организации определяют самостоятельно, такие правила являются по существу секретными. Поэтому сделки, на которые один банк не обратит внимания, другой будет изучать «под микроскопом». Например, в «Альфа-Банке» напоминают, что расчеты наличными между организациями и/или предпринимателями ограничены суммой в 100 тысяч рублей по одной сделке – при превышении этого лимита корпоративному клиенту желательно заранее подготовить подтверждающие расход документы.

Оспорить решения кредитных организаций по блокировке операций и счетов удается крайне редко. Например, ПАО «Сбербанк России» усомнилось в законности получения жителем Кондопоги Виктором Илющенко 2,9 млн рублей от АО «Прионежская сетевая компания» на личный счет за проданный земельный участок и расположенное на нем здание. Из договора следовало, что продавец выступал в статусе индивидуального предпринимателя, а не частного лица. Хотя после изучения всех документов сомнения банка не подтвердились, клиент получил соответствующую сумму с задержкой на восемь дней. Подтверждая законность таких действий, суд констатировал, что «направление в адрес клиента запроса о необходимости представления дополнительных документов согласуется с целями противодействия легализации денежных средств и не выходит за пределы полномочий, предоставленных банку. Сроки принятия окончательного решения о квалификации необычной операции (сделки) как подозрительной не нарушены», – констатировал суд.

ПАО «Бинбанк» заблокировало пластиковую карту VISA Gold казанца Николая Суркова, получившего от некого ООО «Азимут-Торг» 74 тысячи рублей в качестве «возврата неиспользованных средств из социальной сети «ВКонтакте». Специалисты кредитной организации установили, что это уже не первая такая сделка, а компания-плательщик зарегистрирована по так называемому «адресу массовой регистрации» (то есть официально признана налоговым ведомством подозрительной – так называемой «фирмой-однодневкой»). Более того, аналогичные переводы в общей сумме на 1,3 млн рублей поступили на счета еще 16 клиентов. Суды Татарстана пришли к выводу, что банк не доказал незаконность совершенной Николаем Сурковым операции, не направил соответствующей информации в Росфинмониторинг и не дождался вынесения данным органом постановления. Поэтому в пользу клиента были взысканы неустойка и штраф в общей сумме в 108 тысяч рублей.

Однако Верховный суд России отменил это решение и направил дело на новое рассмотрение. Высшая инстанция потребовала оценить действия банка по самостоятельной блокировке карты. Кроме того, исполнение «антиотмывочного» закона «не является основанием для возникновения гражданско-правовой ответственности ... за нарушение условий соответствующих договоров», – констатировал Верховный суд России.

Карточный лимит
Вместе с тем в случае обоснованных сомнений в легитимности совершаемых частными лицами операций кредитная организация вправе ограничить использование систем дистанционного обслуживания (ДБО) – заблокировать карты, доступ к интернет-банку и так далее. То есть клиент может отправлять переводы и получать наличные через офисы, «по старинке» оформляя бумажные платежные поручения.

Полная блокировка счета является незаконной (исключение составляют граждане и организации, включенные в специальные экстремистские списки). К такому выводу пришел Московский городской суд, рассмотревший иск Сергея Лебедева к банку «ВТБ24» (ныне – «ВТБ»). Специалисты кредитной организации сочли «необычным» регулярное зачисление крупных сумм с последующим их снятием наличными или переводом на счета третьих лиц. Однако банк не только установил нулевой лимит по пластиковой карте, а приостановил все операции по счету, в том числе отказался выдавать остаток наличными. «У банка имелись основания для отнесения операций, совершенных истцом, к сомнительным, и для приостановления для истца доступа к услуге дистанционного совершения банковских операций. Действия банка по блокировке счета являются незаконными», – заключил суд, обязывая кредитную организацию разблокировать счет, выплатить клиенту проценты, штраф и возместить причиненный моральный вред.

Не кочегары мы, не плотники
Еще более жесткие меры применяются в отношении корпоративных клиентов. Ежегодно банки обязаны проверять достоверность информации о владельцах компаний, их деятельности и иные сведения. Подозрительными считаются юридические лица и индивидуальные предприниматели, доля налогов в суммарном обороте которых не превышает 0,9 процентов. Также корпоративных клиентов могут принудить доказывать реальность осуществляемой деятельности, наличие персонала, производственных мощностей, ресурсов и так далее.

Участники бизнеса не могут рассчитывать и на закон о защите прав потребителей. Пользуясь отсутствием ограничений, некоторые кредитные организации вводят ухудшающие интересы клиентов условия договоров и даже санкции. Так, «Модульбанк» не только заморозил счет ООО «Миллениум», но и удержал с компании 10-процентный штраф за непредставление материалов в рамках «антиотмывочного» закона. Кредитная организация запросила у клиента документы, но вместо этого компания подала заявление на закрытие счета. Подтверждая законность действия банка, служители Фемиды указали, что истец подписал договор комплексного обслуживания, в том числе согласился на условие о взимании 10 процентов от остатка на счетах в связи с реализацией правил внутреннего контроля.

Арбитражный суд Москвы подтвердил законность действий ПАО «Промсвязьбанк», отключившего ДБО индивидуальному предпринимателю Сергею Булыгину. Подозрительными кредитная организация сочла 13 операций по зачислению выручки от трех строительных компаний на общую сумму в 28 млн рублей. Причем 99 процентов поступивших средств самозанятый бизнесмен попытался в тот же день перевести на личный счет. Банк усомнился, что не имея собственных или арендуемых помещений и иных средств, гражданин может самостоятельно выполнять такие дорогостоящие отделочно-монтажные работы и поставлять строительные материалы. Представить всех запрошенных кредитной организацией документов клиент не смог. «Проводимые по счету операции подпадали под критерии и признаки необычных сделок, в результате чего банком было принято решение о блокировке дистанционного обслуживания. Решение о квалификации (неквалификации) операции в качестве подозрительной кредитная организация принимает самостоятельно на основании имеющейся в ее распоряжении информации и документов, характеризующих статус и деятельность клиента, осуществляющего операцию», – констатировал суд.

Черное и белое
В то же время компаниям и предпринимателям изредка удается доказать несостоятельность «сомнений» банков и даже привлечь финансистов к ответственности.

Так, «Росбанк» фактически приостановил обслуживание благовещенского индивидуального предпринимателя Виталия Курилова. Поводом стали многократные поступления от различных компаний средств, именуемых возвратом займа, хотя деятельность по предоставлению ссуд бизнесмен не осуществлял. Зачисленные суммы тут же переводились на личные счета самого Виталия Курилова. Большую часть из запрошенных кредитной организацией документов (в том числе почти все материалы по расчетам с основными контрагентами) клиент не предоставил, не отреагировал он и на предложение банка закрыть счет. В итоге в проведении очередных платежей (включая покупку торгового оборудования за 38 тысяч) было отказано.

Признавая такие действия незаконными, арбитражный суд напомнил, что согласно Гражданскому кодексу РФ, кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению. «Суд не усматривает «сомнительности» в действиях по переводу на банковскую карту Курилова В.В. денежных средств, ранее полученных от предпринимательской деятельности», – отмечается в решении арбитража. Его законность и обоснованность подтвердили вышестоящие инстанции, в том числе Верховный суд России.

Неправомерными служители Фемиды признали и действия «Промсвязьбанка», который потребовал от ООО «Орион» в трехдневный срок предоставить целый пакет документов, в том числе о всех «конкретных контрагентах». Причем принести в офис их должен был лично генеральный директор, каждый лист надлежало заверить и так далее. За неисполнение компанию оштрафовали на 1,5 млн рублей. С учетом объема запрашиваемых документов арбитраж признал трехдневный срок «неразумным и неисполнимым со стороны клиента». «Доказательств того, что банковские операции клиента за спорный период были запутанными, неочевидными, не имели реальной цели, а равно преследовала иную противоправную цель, суду не представлено. Штрафа или неустойки за указанные действия закон не содержит», – констатировал суд.

По иску ООО «Снабсервис» с того же «Промсвязьбанка» арбитраж взыскал убытки, причиненные необоснованной блокировкой операций. Кредитная организация не смогла обосновать свои сомнения, тогда как ее действия привели к задержке оплаты по контракту и начислению поставщиком неустойки. «Наличие оснований для приостановления дистанционного доступа для распоряжения денежными средствами на расчетном счете истца, а также для отказа в их перечислении, ответчиком не доказано», – заключили служители Фемиды.

Справка
По данным Федеральной службы по финансовому мониторингу, за девять месяцев минувшего года банки отказали в проведении операций 460 тысячам клиентов, предотвращенный «теневой оборот» оценивается чиновниками в 180 млрд рублей. В 2016 году ведомство получило 700 тысяч сообщений об отказах в обслуживании порядка 350 тысяч клиентов, объем средств «сомнительного происхождения» составил 300 млрд рублей.

Источник: АПИ


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий