Политическая нестабильность в Грузии пугает Запад

Грузия в силу геополитического противостояния между Западом и Россией на постсоветском пространстве во многом оказалась заложницей этого противостояния.

Процессы, протекающие в стране после парламентских выборов 2020 года, назвать классическим политическим кризисом трудно, но резонанс от них уже осложнил отношения с западными партнерами. То, во что выльются эти осложнения, во многом будет зависеть от того, насколько быстро удастся грузинской политической элите разрешить нарастающую политическую нестабильность. И разрешить ее так, как это видится западным партнерам, от поддержки которых во многом зависит сама государственность Грузии.

Провал двух раундов переговоров при медиации Евросоюза между победившей на выборах в третий раз правящей партией «Грузинская мечта» (ГМ) и радикальной частью оппозиции, не признающей результаты выборов и бойкотирующей парламент, впервые серьезно обеспокоил США и ЕС. Крупнейшая оппозиционная партия «Единое национальное движение» (ЕНД), ведомая осевшим на Украине экс-президентом Михаилом Саакашвили, назвала предложенный медиатором ЕС Кристианом Даниэльсоном компромисный документ «хромым» «клочком бумаги» и наотрез отказалась его подписать из-за того, что в него не был включен пункт о досрочных выборах, на котором настаивала оппозиция. Под влиянием ЕНД мелкие оппозиционные партии также отвергли документ, на котором ГМ, с оговорками, но соглашалась поставить подпись.

Отсутствие основной части оппозиции (а это 54 депутатских места в 150-мандатном парламенте) вызывает постоянные нарекания со стороны западных партнеров Грузии, рассматривающих нынешнюю ситуацию как шаг назад в демократическом развитии страны. В США усилились призывы и статьи, обращенные к администрации Байдена, с требованием взять лидерство в разруливании ситуации в Грузии после провала, который потерпел ЕС.

Провал медиации ЕС вернул временно ослабленный конфронтационный политический процесс на рельсы еще большей конфронтации. Оппозиция готовится к большой акции протеста 15 мая, на которой она попытается либо свергнуть власть путем «бархатной революции», либо вынудить ее назначить досрочные выборы, причем на условиях оппозиции. Для последней акция 15 мая, скорее всего, последний шанс, поскольку, если верить последним опросам общественного мнения, протестный электорат, хотя и имеется, но начинает иссякать. Кроме того, оппозиция, позиционирующая себя как единственная прозападная сила, уже не пользуется той степенью доверия и поддержки в США и ЕС, какой пользовалась в прошлые годы.

Важная для Запада медиация, проваленная в основном из-за неуступчивости оппозиции, нанесла серьезный ущерб престижу ЕС, поскольку велась на очень высоком уровне – от имени председателя Европейского совета Шарля Мишеля. После неудачи миссии Даниэльсона в Евросоюзе заговорили о пересмотре отношений с Грузией. В совместном заявлении восемь членов Европарламента призвали приостановить финансовую помощь Тбилиси.

Нелицеприятные для Грузии, и прежде всего для ГМ, заявления зазвучали и из США. Заместитель госсекретаря Джордж Кент отметил, что «сегодня решается судьба Грузии» и ее правительство «рискует доброй волей Сената США по отношению к стране», намекнув на возможность приостановки помощи, если в Тбилиси не поймут, в чем заключаются ожидания Вашингтона.

Приостановка западной помощи для Грузии, понесшей серьезные социально-экономические потери из-за пандемии коронавируса, может оказаться весьма болезненной. Она может подстегнуть и без того существующие в части грузинского общества евроскептические настроения.

Выглядит вполне логично, что Запад постоянно рассматривает происходящие в Грузии процессы в призме конкуренции своих интересов и интересов России в регионе. Европейский медиатор несколько раз внушал оппозиции, что нежеланием подписать предложенное ЕС соглашение она подыгрывает России, заинтересованной, по мнению Запада, в наличии в Грузии перманентного и управляемого хаоса с целью препятствования ее интеграции в евроатлантические структуры.

На фоне укрепления позиций РФ на Кавказе, особенно после второй войны в Карабахе, в которой Запад откровенно спасовал, обострения конкуренции России с НАТО в Черном море, не говоря уже о практическом обнулении отношений России с США и ЕС, Грузия как единственный стратегический союзник США в регионе приобретает особое значение. Соответственно, провал посредничества ЕС в Грузии, возможно, и вызовет кратковременное возмущение, но переход к политике «кнута и пряника» со стороны ЕС и США все же маловероятен. Ведь еще неизвестно, каким настроениям в грузинском обществе может дать толчок этот шаг. Они могут оказаться вовсе не такими, каких ожидает Запад, который никоим образом не хочет допустить заполучения Россией новых рычагов влияния на Грузию.

Новые геополитические реалии на Кавказе после второй войны в Карабахе, предусматривающие прокладку новых транспортных сетей и маршрутов, как альтернатив трансъевропейским, перспективы создания инициированного Турцией формата «3+3», выдавливающего Запад как игрока в регионе, подвигнут последний к более взвешенной политике в отношении Тбилиси, дабы не толкнуть ее в объятия России. Грузии пока еще предстоит найти свое место в формирующихся новых реалиях на Кавказе. Станет ли она «форпостом Запада» против России на Кавказе, или же предпочтет многостороннее взаимовыгодное региональное сотрудничество? Роль такого «форпоста» в 2008 году привела к войне.

Да, российско-грузинские отношения фактически находятся в состоянии холодной войны, но торгово-экономические отношения не прекратились даже после известных событий 20 июня 2019 г. Россия является вторым по значимости внешнеторговым партнером для Грузии. Однако жесткая и статичная позиция Москвы в отношении вопроса Абхазии и Южной Осетии и вполне понятное нежелание Тбилиси признать послевоенные реалии сводят на нет любые попытки вывести двусторонние политические отношения из глубокого тупика.

Исход нынешнего политического противостояния в Грузии, в которой фактически решается вопрос власти, во многом определит, как будут складываться российско-грузинские отношения и как поведет себя Грузия в региональных геополитических комбинациях. За восемь лет пребывания у власти ГМ в российско-грузинских отношениях, при всех текущих противоречиях, фатальных катаклизмов не наблюдалось.

Заал АНДЖАПАРИДЗЕ

Источник: https://www.ritmeurasia.org/


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий