Узурпация президентских полномочий – еще одно ноу-хау молдавской политики

В предвыборный период, в который вступает Молдова, помимо большого количества различных политических технологий, большое значение приобретают различные способы сохранения власти, повышения рейтинга правящих политформирований и устранения возникающих препятствий для находящихся у власти.

В этом плане пристальный взгляд на молдавскую политику, начиная с 2009 года, когда к власти пришли проевропейские партии, а также подробное изучение этого периода, могут дать богатейший материал в области не только политологии, но и юриспруденции и уголовного права.

Главной особенностью всех юридических казусов, происходящих в молдавской политике, является то, что они происходят при прямом и непосредственном участии высшего судебного органа страны – Конституционного суда. Говоря о КС, нельзя пройти мимо еще одного примечательного факта, как нельзя лучше характеризующего данный судебный орган. Большая часть членов Конституционного суда имеют, помимо молдавского, гражданство Румынии, что придает особый характер тем его решениям, которые касаются вопросов независимости республики, идентичности титульной нации и вопросов, связанных с названием государственного языка. Решения, принимаемые конституционными судьями, наглядно демонстрируют, что молдавская составляющая безжалостно растаптывается румынской.

За годы так называемой евроинтеграции Конституционный суд Молдовы из высшего юридического арбитра постепенно, шаг за шагом превратился в орган, облекающий во внешне пристойную юридическую форму решения одного единственного человека – хозяина Демократической партии В. Плахотнюка, контролирующего парламентское большинство и правительство страны. По сути, КС уже давно превратился в прачечную, отмывающую произвол и беззаконие олигарха путем тиражирования решений, нередко выходящих за пределы его полномочий.

При этом конституционные судьи проявили большую изобретательность в поиске средств, способных решить проблемы, которые возникают у В. Плахотнюка.

Пожалуй, самая сложная проблема для олигарха всея Молдовы возникла 13 ноября 2016 года, когда на всенародных выборах президента победу одержал лидер Партии социалистов Игорь Додон. Эта победа наглядно продемонстрировала, что население Молдовы больше не верит обещаниям проевропейских политиков, разочаровалось в «евроинтеграции», которая обернулась полным развалом экономики, невиданным ростом коррупции и воровства бюджетных средств. Молдавский электорат отдал большинство голосов кандидату, выступающему за сохранение традиционных культурных ценностей, укрепление государственности, за взвешенный разносторонний подход во внешней политике и развитие экономики.

Эти положения предвыборной программы нового президента в корне противоречили тем установкам, которыми руководствовалась проевропейская власть Молдовы. Именно поэтому тот же самый Конституционный суд не спешил с утверждением результатов президентских выборов, предоставив парламенту время, необходимое для принятия законов, которые максимально урезали полномочия новоизбранного президента.

Несмотря на это, Игорь Додон не согласился с ролью «свадебного генерала» при олигархе, которую безропотно исполнял предыдущий президент Николай Тимофти. И вот тут парламентскому большинству и пришлось прибегнуть к помощи Конституционного суда, который изобрел невиданный доселе юридический финт, позволяющий подконтрольным олигарху парламенту и правительству выходить из юридических тупиков, которыми изобилует молдавское законодательство.

Согласно этому законодательству, президент имеет право отказаться подписывать законопроект, принятый парламентом и вернуть его обратно для внесения поправок. Однако при повторном принятии его парламентом президент должен подписать его в обязательном порядке, и новый закон вступает в силу.

Очевидно, что разница в политическом подходе к проблемам страны создала ситуацию, когда парламент принимал решения и утверждал законы, которые президент принципиально не мог одобрить. При этом парламентское большинство категорически отказывалось идти на какие-либо уступки и искать политический консенсус. На практике в большинстве случаев это происходило при утверждении определенных членов правительства, когда президент был категорически не согласен с предлагаемыми кандидатурами.

Первое серьезное столкновение мнений, которое потребовало вмешательство Конституционного суда, произошло осенью 2017 года при утверждении кандидатуры нового министра обороны Молдовы. 12 сентября премьер-министр Филип предложил президенту кандидатуру Еуджена Стурзы на должность министра обороны, но И. Додон её отклонил. Предложенный правительством кандидат не имел никакого отношения к армии, будучи экономистом по образованию. Зато на тот момент он являлся заместителем председателя Европейской народной партии Молдовы и сторонником сближения Молдовы с НАТО.

Президент Додон предложил на пост министра обороны свою кандидатуру – генерала Виктора Гайчука, который прежде уже занимал этот пост. Однако правительство повторно выдвинуло кандидатуру Стурзы, но глава государства снова не подписал указ о назначении. Кабинет министров обратился в Конституционный суд, чтобы выяснить, как действовать в таких ситуациях. И вот 17 октября КС решил, что в случае отказа президента назначить предложенного Демократической партией министра обороны это могут сделать спикер или премьер-министр без согласия и участия президента. Решение о назначении Стурзы министром обороны подписал спикер парламента Канду, которого Конституционный суд наделил для этого полномочиями «на десять минут».

Комментируя решение КС, И. Додон заявил, что он не признает назначенного таким образом министра обороны, а решение суда назвал узурпацией власти.

Следующий случай узурпации президентских полномочий произошел 2 января нынешнего года – спикер Канду подписал указы о назначении семерых членов правительства, включая вице-премьера по реинтеграции и вице-премьера правительства по европейской интеграции. Президент повторно отклонил все кандидатуры, но это не помешало демократам провести перестановки. Уже через два дня, 5 января, Канду подписал закон о борьбе с российской пропагандой, вводящий запрет на ретрансляцию российских новостных и аналитических программ, который И. Додон отказался подписывать. В сентябре этого года, опять же после процедуры обращения в Конституционный суд спикер Канду подписал указ о назначении министром здравоохранения, труда и социальной защиты Сильвию Раду и министром сельского хозяйства – Николая Чубука.

На сегодняшний день парламент рассматривает еще ряд документов, о которых президент Додон заранее объявил, что не будет их подписывать. Это, в частности, новый Кодекс о телевидении и радио, фактически вводящий цензуру и решение о предоставлении территории бывшего Республиканского стадиона для строительства комплекса посольства США в Молдове. Необходимость «продавить» эти решения приводят к резким заявлениям в адрес президента. Так, вице-председатель правящей Демократической партии, бывший министр юстиции Владимир Чеботарь заявил, что Игорь Додон может быть привлечен к уголовной ответственности за неоднократный отказ утверждать принятые парламентом законы.

Данное заявление можно рассматривать исключительно в контексте давления на президента. Для каких-то реальных действий у нынешнего парламента не остается времени, т.к. уже 30 ноября истекает срок его полномочий. Другое дело, что тональность заявления говорит о чувстве полной безнаказанности у представителя Демократической партии.

Фактически описанные случаи, произошедшие в Молдове, являются узурпацией власти президента. Причем совершаются они не только при попустительстве, но и при самом активном участии высшего судебного органа страны. Решения, принятые Конституционным судом Молдовы, не имеют аналогов и прецедентов ни в одной мировой юстиции и являются очевидным примером, когда судебный орган полностью поставлен на службу преступной группировке, захватившей власть в стране, которую даже западные «партнеры по развитию» называют «захваченным государством». На сегодняшний день решения, принимаемые Конституционным судом Молдовы по узурпации полномочий президента Додона, вызывают настороженность и недоумение даже у западных покровителей проевропейской власти в РМ.

Что касается президента Игоря Додона, то его принципиальная линия поведения и постоянное противостояние парламентскому большинству и правительству находят отражение в рейтингах и результатах опросов, согласно которым он занимает первое место среди политиков по степени доверия. Аналогичные результаты показывает и Партия социалистов, которая подходит к парламентским выборам с высокими шансами на победу и завоевание парламентского большинства.

Илья КИСЕЛЁВ

Источник: ritmeurasia.org


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий