Гасан  Мирзоев: Надо больше думать о том, как продолжать творить добро

Адвокат, наверное, одна из самых сложных профессий, требующая безукоризненного знания законов, понимания человеческой психологии, невероятного терпения.

Можно, конечно, досконально освоить адвокатское ремесло, но познать его тайны способен только человек неординарный. И именно с таким человеком, Гасаном Борисовичем Мирзоевым, президентом Гильдии российских адвокатов, произошла встреча.  

Чтобы представить Гасана Борисовича, достаточно сказать: безукоризненные манеры, такт и блестящая, образная речь.

Гасан  Мирзоев-3RIAVESTI: У вас потрясающая биография, по насыщенности событиями ее вполне можно было бы разделить на несколько человек. Особенно поражает ее динамичное начало, казалось бы, так и должно было идти дальше. Но вы решили заняться адвокатурой, почему? Вероятно, на это повлиял богатый жизненный опыт и желание бороться с несправедливостью, оказывая помощь людям, порой загнанным в угол определенными обстоятельствами?

Г.Мирзоев: Как у всех советских людей у меня было все просто: комсомол, завод, армия, милиция. И когда я служил в милиции, мне отец говорил: «Сынок, ты должен стать адвокатом», я ему отвечал: «Я никогда не стану адвокатом». Почему-то у меня было твердое убеждение, что я всегда буду бороться с преступностью.

Вначале я работал опердежурным отдела охраны Наримановского РОМ г. Баку и параллельно уже числился внештатным сотрудником уголовного розыска. Потом меня взяли в штат, и по направлению милиции в 1967 г.  я поступил на очное отделение Азербайджанского государственного университета. Таким образом, я проработал в милиции четыре года с 1967 г. по 1971 г.

Однако одно событие изменило мою жизнь. По подозрению в совершении ряда квартирных краж на территории Наримановского района я задержал некоего Р.Г., который признался в содеянном, но заявил, что рассказать он расскажет, но писать ничего не будет, и вы, мол, мне ничего не сможете сделать. А у нас в районе в течение месяца каждый день происходило 1-2- кражи. Последняя кража была у второго секретаря Наримановского райкома партии. Используя оперативные источники, мне удалось выйти на человека, который имел прямое отношение к совершению этих преступлений. Но он оказался племянником министра образования АзССР, а тот в свою очередь родственником секретаря КП Азербайджана. Кто об этом знал?

И когда я утром сменился с дежурства, только лег спать, меня вызывают к начальнику. Прихожу, и тот мне  говорит: «Р. надо освободить». А я комсомолец! Думаю: «Как освободить?! Он же признался в совершении краж!». А начальник повторяет: «Надо все порвать и забыть». Но я был упрямый. Меня направили к прокурору, - тоже был длинный разговор.

Прокурор говорит, что нас самих посадят, надо его освободить. «Вы, - отвечаю, - прокурор и имеете право давать такие указания, я на это не пойду». Дело кончилось тем, что они стали меня шантажировать: как это так вы на очном отделении получаете стипендию, зарплату. Я на другой день написал заявление: «Прошу перевести меня на заочное отделение». Только написал, двух дней не прошло, меня в военкомат вызывают. И 11 ноября 1971 г. направляют в Брест, недели три туда ехали в товарняке. А уже оттуда отправили в Калинин, теперь Тверь.

Так я попал в авиацию, в Бреславское Краснознаменное авиационное соединение. Получил направление в  учебную роту связи. Почти сразу мне присвоили звание ефрейтора, потом младшего сержанта, сержанта, старшего сержанта. Через два месяца назначили старшиной учебной роты – 400 человек в подчинении.

В июле 1972 г. в Подмосковье горели леса. Я принимал участие в ликвидации лесных пожаров. Получил награду за отвагу на пожаре. Спустя 8 месяцев приходит письмо из Баку, в котором просят командование вернуть меня для прохождения дальнейшей службы в органы милиции, учитывая проявленный мной героизм при задержании вора. Я не поехал, а остался в армии. И сразу после службы меня назначили военным следователем военной прокуратуры гарнизона. Я уже был студентом 4-го курса, и поскольку меня взяли в армию, перешел на заочный.

Два года я проработал в прокуратуре. И как-то прекратил одно дело: солдат бегал к девушке и на 4, 5 часа задержался. По нормативу – это уголовная ответственность. А я взял да дело прекратил. Прокурор кричит: «Кто здесь может прекратить дело, кроме меня?». Я тут же написал рапорт и заявляю, что ухожу из военной прокуратуры, а мне уже присвоили лейтенанта юстиции. Прокурор говорит, что он погорячился, что «через две недели придет приказ, вам старшего лейтенанта присвоили, а вы уходите». Но это меня не остановило.

Отец у меня был инженером строителем железных дорог, а я пошел в министерство строительства автомобильных дорог старшим юрисконсультом и проработал там с 1975 г. по 1977 г.

Позже я прошел собеседование (подобно экзамена в адвокатуру) и стал адвокатом, членом коллегии АзССр. Через год в 1978 г.  меня назначили заведующим юрконсультации №13 г. Баку. А пару лет спустя наша консультация заняла первое место среди коллегий адвокатов СССР. Меня же еще в 1977 г. избрали вначале депутатом поселкового совета, а затем, в 1978 г.  я был председателем комиссии по соцзаконости. В 1986 г. меня вызывают в ЦК компартии Азербайджана и говорят, что партия направляет меня на работу в Москву.

В то время формировали Президиум Верховного Совета из представителей разных в т.ч. малых народностей. У меня в паспорте значилось: тат. И меня назначили на должность заместителя начальника отдела законопроектов Президиума Верховного Совета СССР. Дали 3-хкомнатную квартиру в Щелково, а свою в Баку я сдал.

Но так получилось, что вскоре я стал государственным арбитром города Москвы и проработал в этой должности с 1987 г. по 1989 г. Потом меня пригласили в администрацию президента и сказали, что мне предлагается выехать на работу за рубеж. В декабре 1991 г. меня назначают заместителем генерального директора Российского торгового и культурного центра в Нью-Йорке. Я английский язык тогда плохо знал, но уже через несколько месяцев вел переговоры. До 16 октября 1993 г. я оставался на этой должности.

Вот то, что было, скажем так, давно.

Презентация Центра тестирования и правовой помощи мигрантам

Фото: Презентация Центра тестирования и правовой помощи мигрантам

RIAVESTI: Вы человек созидающий. Вы создали коллегию адвокатов «Московский юридический центр», Гильдию российских адвокатов, первое в стране высшее учебное заведение - Российскую академию адвокатуры и нотариата. И вот теперь при Гильдии российских адвокатов Вы открыли миграционный Центр. Чем это было вызвано?

Г.Мирзоев: Открытие Центра тестирования и правовой помощи мигрантам обусловлено объективной необходимостью. Поток мигрантов в Россию продолжает расти, и для их адекватной адаптации необходима помощь целого ряда специалистов, которых наш Центр готов предоставить.

По сути говоря, отдел миграции, занимающийся правовой помощью мигрантам, существует в Коллегии адвокатов уже около 10 лет. Наши адвокаты накопили громадный опыт в сфере легализации и правовой помощи иностранцам в России. Однако стало очевидным, что, помимо помощи правовой, мигрант нуждается в помощи по преодолению языкового барьера и при социально-культурной адаптации.

Таким образом, локально существующий отдел миграции трансформировался в комплекс, имеющий общероссийское значение. В этот комплекс входит отдел тестирования и правовой помощи мигрантам.

Мы проводим подготовку мигрантов по утвержденной программе и принимаем у них комплексные экзамены. Мигранты, успешно сдавшие эти экзамены, получают право на осуществление трудовой деятельности, на оформление разрешения на временное проживание, на получение вида на жительство или гражданства.

RIAVESTI: С какими проблемами сталкиваются мигранты в первую очередь?

Г.Мирзоев: Первая и самая серьезная проблема – это языковой барьер. На мой взгляд, законодатель совершенно справедливо ввел институт тестирования для легализации иностранцев. Знание русского языка защищает мигранта от возможного ущемления его прав, кроме того, это способствует популяризации русского языка на постсоветском пространстве.

Вторая проблема – это юридическая безграмотность мигранта. По статистическим данным, на территории России было необоснованно выдано около 2 млн. паспортов, бесчисленное множество неоформленных должным образом патентов и разрешений на трудовую деятельность.

На мой взгляд, должна существовать комплексная программа помощи мигрантам. Нужен специалист, который с должным вниманием отнесется к проблеме прибывшего в страну мигранта, поможет решить ему  возникшие вопросы, объяснит, как в установленном законом порядке встать на миграционный учет, оформить патент на осуществление трудовой деятельности, составить трудовой договор, договор аренды жилья.

RIAVESTI: Миграция – явление не новое, она существовала всегда, и у нее, как и у всех явлений, бывают периоды всплеска и затишья. Начало нашего века ознаменовалось небывалой за последнее время миграцией. Каковы ее, с вашей точки зрения, истинные причины?

Г.Мирзоев: С моей точки зрения, это причины как экономические, так и политические. К ним можно отнести крайне  низкий уровень жизни как во многих постсоветских республиках,  так и в странах третьего мира. Нельзя не упомянуть, конечно же, и события на Украине, приведшие к вооруженному конфликту.

RIAVESTI: Каким образом можно урегулировать проблему мигрантов так, чтобы были довольны и прибывающие в чужую страну и ее местные жители?

 Г.Мирзоев: Знание русского языка и, как следствие, способность интеграции мигрантов в местную среду, так называемая социально-культурная адаптация – вот то, что поможет решить эту проблему.

Конечно, существует проблема криминализации приезжающих. Я думаю, это связано, в том числе и с их социальной и правовой незащищенностью. Необходимо чтобы приезжий сразу мог обратиться за помощью к профессиональным юристам, которые помогли бы ему оформить документы в соответствии с законом, направили бы на курсы изучения русского языка.

RIAVESTI: Судя по тому, как относятся к мигрантам в России, в частности в Москве, можно полагать, что проблемы неприятия приезжих практически не существует.

Г.Мирзоев: Москва еще в советские годы славилась тем, что притягивала людей с большим потенциалом, энергией, умеющих начинать, так сказать, жизнь «с нуля» в непривычных для себя условиях.

Соотношение коренных москвичей к приезжему населению 7:1, исходя из чего Москва уже давно «привыкла» к присутствию мигрантов. Считаю, что проблема непринятия приезжих хотя и существует, однако не стоит так остро, как её порой пытаются освещать в прессе.

RIAVESTI:  Процесс миграции будет продолжаться, соответственно им надо руководить, что в этом плане может предложить ваш миграционный Центр?

Г.Мирзоев: В нашем Центре созданы программы так называемой «адаптации» мигрантов: программы обучения русскому языку, программы социально-культурной адаптации, программы правовой помощи.

Мы стараемся оказывать помощь иностранцам во всё время их пребывания в России. Мигрантам выдаются памятки с указанием телефона сотрудника Центра, адвоката, который всегда готов прийти ему на помощь в трудную минуту.

В дальнейшем планируется создание так называемых «дней открытых дверей» для представителей национальных общин.

RIAVESTI:  Профессия адвоката – это, если можно так выразиться, соединение нескольких профессий в одной: знаток законов, актер, психолог. Или подобное мнение ошибочно?

Г.Мирзоев: Несомненно, адвокат – это, прежде всего, профессионал, знающий законы, остро чувствующий несправедливость и реагирующий на нее. Как и врач, адвокат  должен «чувствовать» своего доверителя, если так можно выразиться, быть психологом, разумеется, но основная цель адвоката - служить людям, восстанавливать поруганные честь и достоинство.

Беседовала Алла ГРАДОВА

Справка: Гасан Борисович Мирзоев родился 11 декабря 1947 года в городе Баку. Жил и учился на Ставрополье, в городе Георгиевске. Окончил Азербайджанский государственный университет им. СМ. Кирова, Московский институт управления им. С. Орджоникидзе. Ведет активную научную, общественную и преподавательскую работу, будучи доктором юридических наук, профессором, ректором и действительным членом Российской академии адвокатуры и нотариата (www.raa.ru), профессором Бридчпортского Университета (США).

 Гасан Борисович стоял у истоков рождения Гильдии российских адвокатов - самого крупного из профессиональных адвокатских корпоративных объединений. При содействии президента Гильдии российских адвокатов Гасана Борисовича Мирзоева активно работает Общероссийская общественная организация «Юристы за права и достойную жизнь человека». Лучшие адвокаты России за самые высокие достижения в профессии более десяти лет награждаются Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако, учрежденной по его инициативе.

 Гасан Борисович Мирзоев - Заслуженный юрист РФ, Почетный адвокат России, Почетный работник юстиции РФ, полковник юстиции, полковник милиции, генерал-майор МВД.

 Мирзоев Гасан Борисович также является автором около 300 научных трудов и публикаций, руководителем объединенной редакции журналов «Российский адвокат» и «Адвокатские вести России», главным редактором журнала «Ученые труды РААН».

 Также Гасан Борисович Мирзоев является вице-президентом, действительным членом (академиком) РААН и РАЕН, экспертных советов СК РФ и МВД РФ по вопросам нормотворческой работы, Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия.


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий