Последние Новости

Кшиштоф Занусси: Кино – это миссия, обращённая к людям

Беседуя с ним, совершенно не ощущаешь в нём никакой «звёздности». Он прост, интеллигентен и приветлив в общении, и всегда – с неизменной улыбкой.

Терпеливо объясняет, если что-то не поймёшь с первого раза. При этом отлично говорит по-русски. На вопрос, откуда у него такое хорошее знание русского языка, он ответил, что языками увлекался с детства. Русский учил в школе. А остальные языки английский, французский, итальянский учил в то время, когда его друзья-мальчишки гоняли во дворе футбольный мяч, он приставал к маме обучить его иностранным языкам. Вот такая тяга была к языкам. Ну и потом продолжал совершенствовать их в последующие годы. Зато теперь, говорит он, у него нет языковых проблем в общении с людьми разных стран и национальностей. А ездить ему приходится много, даже, несмотря на возраст.

Известный польский режиссёр, сценарист, продюсер, художественный руководитель киностудии «TOR», обладатель наград Венецианского, Каннского, Берлинского и Московского  кинофестивалей Кшиштоф Занусси великодушно дал интервью нашему корреспонденту в Казани, куда он был приглашён в качестве Почётного гостя XI Международного  кинофестиваля мусульманского кино.

 - Пан Кшиштоф, вы много путешествуете, встречаетесь с разными людьми, читаете лекции, проводите мастер-классы, общаетесь с молодёжью. Не тяжело вот так, с самолёта на самолёт? Вот и сейчас прилетели на фестиваль в Казань издалека.

 - Да, еще вчера я был в Якутии, потом прилетел в Варшаву, а оттуда в Казань. Я привык жить в таком темпе, мне всё интересно. Конечно, в моём возрасте такие путешествия не очень рекомендованы доктором, но разве я мог пропустить Казанский фестиваль мусульманского кино?

- Вы не первый раз посещаете Казанский кинофестиваль. Чем он вас привлекает?

 - Мне очень интересен Татарстан и мусульманское кино. Мне близки все проявления в искусстве духовного пространства, более глубокого взгляда на жизнь, где присутствует тайна. Казанский кинофестиваль обладает именно этими качествами. Здесь представлено очень интересное и очень прогрессивное кино, в основе которого лежит большая духовность и чистота. А Казань, просто чудесна! Она с каждым разом поражает меня всё больше и больше. Красивый и очень удобный для проживания город, с его отличной своеобразной архитектурой и очень доброжелательными людьми, живущими в нём.

- Ваш путь в кино не был прямым, если можно так сказать. Вы испробовали себя в начале в разных ипостасях…

 - Я уже много раз рассказывал свою биографию. Ну, если вкратце: я нарушил семейную традицию. Я должен был стать архитектором – мои отец и дед были потомственными строителями, архитекторами, но я отказался от этого, и решил стать физиком, поступил в Варшавский университет, где проучился четыре года. Однако вскоре почувствовал, что это не совсем моё. Да и профессор однажды на экзамене подтвердил мои сомнения, заметив, что меня больше занимает человек, который пользуется прибором, чем то, что можно этим прибором сделать. И я решил поменять свой «профиль», поступив на философский факультет Краковского университета. Но вскоре понял, что и философом мне тоже не быть. Но, изучая философию, я увлёкся любительским кино, и к моему удивлению, вскоре мои любительские фильмы, снятые на 8-миллиметровую плёнку, стали получать награды на разных фестивалях. И я подумал, может это знак судьбы, и стоит этим заняться всерьёз? Потом был режиссёрский факультет Лодзинской киношколы,  в которую я успешно поступил, пройдя огромный конкурс. Но и здесь меня ждали очередные испытания. Успех моих фильмов был уже подзабыт и после трёх лет обучения меня выгоняют из школы, сказав, что я безнадёжен. Это был полный крах. Я не представлял, что я буду теперь делать, был в полной растерянности. И я чуть ли ни на коленях стал умолять руководство школы, чтобы меня оставили учиться, дали мне еще один шанс. И меня оставили, я повторно проучился на этом курсе, и с этого времени у меня уже всё наладилось с профессиональной точки зрения. Я не просто окончил эту школу, я снова получил реванш: моя дипломная работа «Смерть провинциала» в одну неделю получила сразу два приза на кинофестивалях в Венеции и в Мангейме. А через два года я уже сделал первую свою полнометражную картину, которая также получила множество призов. Так всё и пошло с тех пор. С того времени я знаю, что в жизни не всё от нас зависит, и что между успехом и неуспехом один только шаг. Но жизнь обязательно даёт ищущему шанс. И поэтому, никогда не надо отчаиваться, терять веру и нужно бороться всегда до конца.

- В рамках образовательного форума кинофестиваля «Время кино» вы провели мастер-класс с казанскими студентами театрального училища, будущими режиссёрами, и дали им много полезных советов, в частности, как нужно относиться к критике и, наоборот, к похвалам в работе. Сами-то вы как реагируете на критику, если она бывает?

 - Безусловно, молодому режиссёру важно получить общественное признание своей работы. Но я им сказал, что не стоит слишком радоваться, когда их хвалят. Также не нужно впадать в депрессию, когда ругают. Но задуматься, почему критикуют, полезно в любом случае. Нужно найти золотую середину между успехом и критикой. Сам я так же отношусь к критике моей работы, как советую молодым. Если она конструктивная, я задумываюсь об этом, она влияет на мои последующие фильмы, если же это просто амбиции начинающего критика, который хочет продемонстрировать перед читателями свою эрудицию, то можно на это просто улыбнуться.

Ну, а если этот молодой режиссёр сомневается в своём деле, как быть ему? А у вас, кстати, бывают сомнения в работе?

 - Сомнения будут постоянно в той или иной степени, это творческий поиск. Тут важно не переборщить, если человек слишком много сомневается, то ему уже нужен психиатр, если же у него вообще нет сомнений, значит, человек просто бездарен. Здесь нужна чёткая граница. Сомнения – это природная часть человеческого мышления. Что касается меня, то я, например, никогда ни в чём до конца не уверен, когда работаю. Без сомнения в творчестве, мы попадем в академизм, и искусство теряет свою живость. Поэтому сомнение необходимо. Если я, например, чувствую, что совсем ничего не боюсь, и уже твёрдо знаю, что делать, значит, я не должен этого делать, Потому что в творчестве есть своя тайна. И если я чувствую эту тайну, тогда и чувствую страх перед ней. И тогда я знаю, что я участвую в творческом процессе. Я никогда не знаю, куда меня выведет то, чем я занимаюсь в данный момент, чем закончится моя история.

- Что главное в кино, в самом его процессе?

- Главная цель в кино, это завоевать внимание зрителей. Не стоит забывать, что любое искусство – это борьба, соперничество. В кино – это борьба за зрительское внимание. Но и здесь придётся принять решение: кому вы хотите нравиться, кто ваша аудитория? Часто то, что любит, например, режиссёр, не совпадает с тем, что любит зритель…

- Вы, один из самых работоспособных и плодовитых режиссёров польского кино, снимая ежегодно по две картины. Наряду с работой в кино и на телевидении, вы поставили ряд театральных и оперных спектаклей в Польше, Германии, Италии, Франции, Швейцарии, России, Украине, Беларуси. Да еще не оставляете литературное творчество, написав нескольких сборников теле и киносценариев, книг «Беседы о любительском кино», «Пора умирать», читаете лекции в нескольких университетах и кинематографических институтах, проводите мастер-классы. Когда же вы всё это успеваете, ведь в сутках у вас, как и у всех, – двадцать четыре часа? Всего этого с лихвой хватило бы на несколько человек.

 - Ну, как-то успеваю. Часто работаю и во время поездок, вынашиваю свои идеи в дороге, в самолётах и поездах, делаю наброски, а потом по приезде уже обрабатываю их. Человек многое может успеть, если правильно организует свою жизнь, сконцентрируется на главном.

- На пресс-конференции вы сказали, что вас в жизни интересует масса вещей помимо кино. Какие они, эти вещи?

 - Ну, прежде всего, конечно, кино. И если я занимаюсь им, то уже больше ничем другим не занимаюсь. А в свободное время я занимаюсь всем, что мне интересно. Ведь в жизни столько интересного! Езжу на разные конференции, читаю лекции, и не всегда они связаны с кино. Открываю разные конгрессы, на которых делаю доклады на очень важные темы. Например, такие, как «Боль и счастье», «Забыть – простить» и др. Посещаю различные кинофестивали, на которые меня часто приглашают, как, например, этот, чему я очень рад. Уже много лет, например, я занимаюсь одарённой молодёжью, мне это очень интересно. Я считаю, что растить талантливую молодёжь – это большой вклад в будущее нашей страны.

Около четверти века тому назад мы вместе с моей женой и несколькими друзьями, собрали c помощью благотворителей деньги и построили для детей школу-двенадцатилетку. Это очень замечательная школа, где дают хорошее образование, где дети чувствуют себя свободно, раскованно. Здесь они, не боясь наказания, могут высказывать, своё мнение, например, сказать, такую крамольную вещь, что Пушкин – плохой поэт. Но эту точку зрения они должны аргументировать. Если детям с детства вдалбливать, что надо обязательно любить, скажем, Пушкина или Чайковского, то творческой молодёжи у нас не будет. И они никогда не смогут сами оценить, что там на самом деле великолепного в творчестве этих людей. Они должны до этого дойти сами, но их надо умело направлять, прививать хороший вкус.

- Пан Кшиштоф, в ваших жилах, говорят,  течёт и итальянская кровь. Вы имеете  богатых родственников в Италии, которые являются владельцами корпорации бытовой техники «Занусси». Не смогли бы рассказать об этом?

- Мне часто журналисты задают этот вопрос. Да, действительно, к производителям бытовой техники известной корпорации «Занусси» я имею какое-то отношение. Это мои родственники. И я в далекой молодости иногда навещал их, как бедный родственник. Ну, вы представляете себе, что это такое по произведениям Островского или Гоголя? На меня там смотрели, как на человека, приехавшего, как будто из Африки. Когда я возвращался к себе, погостив у них некоторое время, они всегда вызывали такси, чтобы меня отвезли на вокзал. Ну, а поскольку у меня не было денег, я на первом же повороте останавливал такси, извинившись, выходил из машины, и шел пешком. Я много лет мечтал, что когда-нибудь я, как это у вас говорят, «выйду в люди», стану известным и богатым человеком, и покажу им, что я тоже чего-то достиг в этой жизни. И вот случай, наконец, представился мне. Я уже стал довольно известным режиссёром и меня пригласили в 80-м году на  Венецианский кинофестиваль. Моя картина должна была закрывать кинофестиваль. Вот он – мой час  наступил! Я предвкушал фурор! Пригласил своего дядю на показ фильма. Рядом со мной сидел премьер министра Италии Джулио Андреотти, сам Федерико Феллини и мой дядя. Лучшей ситуации придумать было невозможно. Я был горд, сидел, краснел от удовольствия, предвкушая победу. Картина была очень хорошо принята. Публика долго аплодировала по окончании фильма. Фильм получил приз. Но, когда всё закончилось, он спокойно так, и по-деловому, стал спрашивать, как и где мы будем сегодня ужинать, а о моём триумфе – ни слова. Как будто ничего и не произошло. И я понял, что если бы я даже получил «Оскара», ничего бы не изменилось, его это абсолютно не трогает. Но я ошибался. На следующий день мы встретились с ним в холле отеля, где он ночевал, он был очень возбуждён, и радостно воскликнул: «Я и не подозревал, что ты такой известный и популярный человек!» Я ему говорю: «Ну, ты же видел вчера, как меня поздравляли, как аплодировали мне». Ну, подумаешь, мои рабочие мне каждый день аплодируют, когда меня видят, что тут такого». Но вот сегодня я увидел, как на всех полосах газет написана наша фамилия крупным шрифтом. А ты знаешь, сколько стоит один сантиметр печати на полосе? Представляешь, сколько они заплатили за эти публикации?» И я понял, что, наконец, мой дядя оценил мой успех, хотя бы такой своеобразной меркой. Но это сейчас смешно вспоминать. А по большому счёту всё это совсем неважно.

- А что важно для вас?

- Мне кажется, важно, чтобы человек оставил свой след. А где этот след? Какой он? Но надо надеяться, может, благодаря моим картинам, кто-то встретится с каким-то приключением, каким-то характером, и т.д., возможно, это  принесёт кому-то пользу. Уже этому я буду рад. Конечно, иногда наступает какое-то чувство безнадёжности. Сколько раз можно делать мастер-классы, повторять свои шутки и т.д., что я в физику влюбился, а она в меня не влюбилась, что я хотел быть философом, а потом передумал. Но потом это проходит, и приходит другое понимание значимости дела, которое ты делаешь. Я вот вспоминаю, как 30 лет назад, меня пригласили в не очень интересный штат Оклахому, и я там должен был провести мастер-классы со студентами. Я долго рассказывал им о миссии режиссера,  о  важности этой профессии. По окончании я спросил их, есть ли какие вопросы ко мне? Был только один вопрос: «А почему вы не делаете нормальных картин?» В ответ я спросил, а что они считают «нормальными картинами?» Там у вас на непонятном языке какими-то буквами  написано, мы можем читать только английскими буквами.  И я понял, что я зря приехал, они ничего не поняли. Я был разочарован. Но спустя 15 лет после этого события, я попал в Лондон с моими картинами по рабочим делам, и в перерыве ко мне подошёл молодой человек. Он спросил меня, не я ли был 15 лет назад в Оклахоме, где давал мастер-класс? Я подтвердил. И он сказал, что он тоже там был, и, что попал туда совершенно случайно. «Вы говорили, что кино это миссия, – сказал он мне – а мой отец говорил, что кино – это грех, и я решил доказать отцу, что он неправ. Я был сыном пастора, но послушал вас». И сейчас, представляете, он стал известнейшим режиссером, гораздо более известным, чем я. Я не буду называть его имени, его все знают. Так вот, никогда не знаешь, что, и когда может наша работа неожиданно принести свои плоды. И оставит свой след в чьей-то душе. И я подумал тогда, что всё-таки та далёкая моя поездка в Оклахому, оказывается, была не напрасной, если она оставила свой след в душе этого человека.

- Как вы относитесь к нарушению авторских прав, к пиратству фильмов. Вам не обидно, что люди, например, скачивают ваши фильмы бесплатно и смотрят их?

- Ну, я отношусь к этому не совсем однозначно. Конечно, немного досадно, что ты не дополучаешь заслуженный гонорар за свой труд. А с другой стороны, это меня радует, что люди хотят посмотреть мои фильмы, и я им за это благодарен. Пусть смотрят! Это лучше, чем, если бы их вообще не смотрели. Ведь я их делаю для зрителей. У меня был такой забавный случай. Я знаю, в Китае, например, никто не знает моих картин. Однажды на рынке в Шанхае я случайно встретился с парнем, который торговал пиратскими DVD-дисками с моими фильмами. Я так обрадовался! Хотел обняться и сфотографироваться с этим продавцом. Но он так испугался и убежал, подумав, что я из полиции. А ведь я ему должен быть благодарен, что он бесплатно пропагандирует мои фильмы.

- Вы активно занимаетесь педагогикой, много работаете со студентами. Читаете лекции во многих вузах разных стран. Студенты отличаются друг от друга в зависимости от страны проживания, и замечаете ли вы влияние географического положения на их работах?

 - Конечно, студенты, есть студенты. Многое их роднит, возраст, радужные мечты о будущем и пр. Но и во многом они отличаются друг от друга.  Я даже в одной России за последние 20 с лишним лет, что читаю лекции в Москве на Высших режиссёрских курсах, вижу перемены в молодых людях. Россия имеет свой багаж культуры, он выражается в определённых историях, абсолютно не похожих на те, которые происходят в других странах и находят своё отражение  в кинематографе.

Мой курс лекций «Стратегия жизни» пользуется спросом в Корее, Китае, Австралии, Америке. К сожалению, не все всегда понимают определённые нюансы тех бесед, которыми я с ними делюсь. Многие понимают по-своему, в силу своего менталитета, определённого мировосприятия, образа жизни. Хочу привести один такой характерный эпизод. Беседуя с американскими студентами, мы много говорили о проблемах студентов в своих работах, о поисках своего пути, о выборе в жизни, как это всё должно отражаться в их творчестве. Один студент встал и говорит, «А у меня нет никакого выбора. У меня была только один раз необходимость сделать выбор, какой купить телефон, фирмы  «Самсунг» или «Нокиа». А в Китае, например, студенты всерьез с удивлением спрашивают: «А что может быть  важнее денег?». Что тут скажешь? Молодежи я хочу сказать, чтобы лучше понимать себя, надо смотреть на предков. Важно идти вперед, не повторяя их ошибок. Пусть они делают новые ошибки, но не повторяют старых, тогда будет движение, прогресс.

- На встрече с казанскими студентами вы показали  фрагменты  последней своей картины «Инородное тело». Он посвящён размышлениям о месте и роли религии в современном обществе. В фильме снялись известные российские актёры. Расскажите немного об этом фильме, довольны ли вы игрой наших актёров?

- Это совместная картина  с Италией, Польшей и Россией. К сожалению, она попала в Россию не в совсем удачное время, когда отношения с Западом не очень хорошие. В картине я  пробую показать, как выглядит мир корпорации, которая приносит деньги, лучшую жизнь, которую любит молодежь. Я же пытаюсь раскрыть мир души, его поиски истины, но я попал в конфликт с этим фильмом. По своему характеру картина довольно трудная, я пробую показать, как выглядит мир великого капитала, какую он несёт власть. Но, несмотря на трудности и проблемы с этим фильмом, я всё же, рад, что снял его. В фильме снялись замечательные российские актеры, Чулпан Хаматова, которая произвела на меня большое впечатление. У неё там небольшая роль, но я надеюсь, что в дальнейшем мы обязательно продолжим наше сотрудничество. Другую роль сыграл Михаил Ефремов, с которым мне уже довелось поработать раньше, Он когда-то  сыграл главную роль в моём спектакле, который я ставил во МХАТе. Я очень доволен и счастлив, что пригласил их играть в моей картине.

 - Пан Кшиштоф, и напоследок, скажите, какой вы всё же видите главную миссию кино?

- Главная миссия кино, на мой взгляд, это борьба за правду, добро и красоту. Всё вокруг этого и строится. В наших силах изменить мир к лучшему. С миром не надо соглашаться. Надо идти против, иногда даже против разумного, как Дон Кихот. А кино это не только развлечение, а гораздо больше, это миссия, обращение к людям. Я никогда не снимал фильмы для развлечения. Кино для меня – это способ поделиться своим жизненным опытом, размышлениями и тем самым помочь другим, да и самому лучше понять мир.

Досье: Кшиштоф Занусси – польский режиссёр кино, телевидения, театра. Сценарист и продюсер. Родился в Варшаве в 1939 году. Изучал физику в Варшавском университете (1955-1959гг.) и философию в Краковском университете (1959-1962гг). С 1958 года снимал любительские фильмы, получившие ряд премий. Поступил на режиссёрский факультет Лодзинской киношколы, которую окончил в 1966 г. Дипломный фильм Занусси – «Смерть провинциала» – получил приз на МКФ в Венеции и главную премию на МКФ в Мангейме. Режиссёр, директор и художественный руководитель киностудии «TOR». Одновременно преподаёт в Высшей государственной школе кино, телевидения и театра, является профессором Силезского Университета в Катовицах, сотрудничает с National Film School в Великобритании. С 1994 года является консультантом Комиссии по делам культуры в Ватикане, президентом общества EVROVISION, членом Союза польских писателей. Обладатель множества международных и национальных наград. Известные фильмы: «Структура кристалла», «Семейная жизнь», «Иллюминация», «Защитные цвета», «Константа», «Императив», «Галоп», «Жизнь как смертельная болезнь, передающаяся половым путём» и др.

Фаина ЗИМЕНКОВА, специально для РиА Вести

Занусси_1 Занусси_2 Занусси_интервью Занусси-4


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий