Олег Кузнецов : Путин взял на себя миссию посредника в деле восстановления отношений между Тегераном и Анкарой

Повестка дня встречи глав России, Азербайджана и Ирана, которая состоится в Баку 8 августа, была публично объявлена около месяца назад и всем хорошо известна. Главными на ней будут три вопроса – политическое согласование формата дальнейших консультаций по правовому статусу Каспийского моря, корректировка планов по созданию транспортно-логистического коридора "Север-Юг", консультации по вопросам выработки общей позиции в сфере нефте- и газодобычи.

Иными словами, повестка дня саммита будет носить исключительно макроэкономический характер без всякой примеси геополитики. Поэтому вопросы геополитики в трехстороннем формате обсуждаться, как мне представляется, не будут, а если и будут, то кулуарно, без принятия публичных итоговых документов.

Вопрос правового статуса Каспия имеет принципиальное значение для всех участников встречи, так как от ее содержания напрямую зависят итоги 20-летней работы пяти прикаспийских стран над этим вопросом. Ни для кого не секрет, что камнем преткновения сегодня является позиция Ирана в вопросе причитающейся ему доли каспийского шельфа. Согласно сухопутным границам Иран может претендовать только на 13 % дна Каспия, но он хочет гораздо больше, что ущемляет интересы Азербайджана и Туркменистана. Шельф Каспия – это кладовая углеводородного сырья, каждый квадратный километр открывает новые перспективы по наращиванию объемов его добычи, что в перспективе означает дополнительные доходы как для самих государств, так и для частных инвесторов, каждый из которых лоббирует свои интересы через соответствующие правительства.

Встреча в Баку как-то должна примерить позиции Азербайджана и Ирана в этом вопросе. Если компромисс во время этой встречи не будет найден, то дело с установлением правового статуса Каспийского моря может быть отложено в долгий ящик еще не на одно десятилетие.

Коррективы планов по созданию транспортно-логистического коридора "Север-Юг" имеют большие перспективы для успешного согласования, поскольку политическая воля участников этого проекта консолидирована, и дело напрямую зависит только от объемов финансирования, которые каждая из сторон может позволить себе выделить для практической реализации данного проекта. Этот вопрос не займет много времени для своего обсуждения лидерами трех стран, скорее всего, он уже давно согласован и требует лишь протокольного утверждения, после чего станут ясны точные сроки, когда грузы из Индии через Иран, Азербайджан и России пойдут по железной дороге в Европу.

Вопрос о консолидированной позиции в области нефте- и газодобычи, я думаю, также не станет камнем преткновения. Как известно, на днях ОПЕК высказалась за сокращение объемов нефтедобычи, чтобы мировые цены вновь выросли. Эта инициатива соответствует интересам всех трех стран, руководителя которых 8 августа встретятся в Баку. Более того, я почти уверен, что заявление ОПЕК было приурочено к этой встрече. Как представляется, все необходимые технические консультации по этому вопросу уже состоялись, и принятие коллективного решения по нему не вызовет особых затруднений.

Я ни на секунду не сомневаюсь в том, раз саммит проходит в Баку, что президент Азербайджана Ильхам Алиев поднимет вопрос об урегулировании конфликта вокруг Нагорного Карабаха. На правах хозяина места встречи он может это сделать, не нарушая норм дипломатического этикета, а как руководитель государства он сделает это обязательно. Вряд ли это будет сделано в трехстороннем формате, но для этого будет вполне достаточно разговора с глазу на глаз, который состоится между Ильхамом Алиевым и Владимиром Путиным за пару часов до начала официальной трехсторонней встречи. По крайней мере, график визита российского президента свидетельствует именно об этом.

Предметом обсуждения станет исполнение договоренностей, ранее достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге, или их неисполнение сторонами конфликта, что вполне для меня очевидно. Однако обсуждение этого вопроса будет носить кулуарный и консультативный характер, а об его итогам мы вряд ли узнаем по официальным каналам, если не будет достигнуто какого-то прорывного результата, в чем лично я очень сильно сомневаюсь. Я вообще уверен в том, что пока в Ереване при власти находится карабахский президент Армении, мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта в принципе невозможно.

Что касается обсуждения темы сирийского кризиса, то оно вряд ли состоится в формате полноценной политической дискуссии, поскольку у Владимира Путина на это физически не будет времени. Не стоит забывать, что уже 9 августа он будет встречаться в Санкт-Петербурге с президентом Турции, а для этого у него должны быть физические силы, на восстановление которых потребуется время.

Тема сирийского кризиса не стоит в повестке дня этой встречи российского и турецкого лидеров, хотя в любой момент может быть поднята. Мнение Ирана для России и Турции в данном вопросе крайне важно, поэтому Владимир Путин постарается его получить в Баку. Однако для этого абсолютно не нужен формат политической дискуссии, достаточно монолога главы Ирана, выслушать который много времени не потребуется. Из этого я могу сделать вывод о том, что российский президент взял на себя миссию посредника в деле восстановления нормальных отношений между Тегераном и Анкарой, но на этом пути делаются только первые шаги, что лично меня не может не радовать.

Олег Кузнецов, политический аналитик

Cпециально для РиА Вести

 

 


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий