Олег Кузнецов: Руководство Азербайджана демонстрирует взвешенность и мудрость дел и суждений

В интервью РиА Вести кандидат исторических наук, аналитик и политолог Олег Кузнецов о российско-азербайджанских отношениях на фоне событий на международной арене.

header-index- Сегодня мы все наблюдаем всплеск активности в российско-азербайджанских отношениях. Это – и телефонные переговоры президентов Владимира Путина и Ильхама Алиева, и визит в Баку вице-премьера правительства России Дмитрия Рогозина, и рабочая поездка в Азербайджан заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина. Все эти важные события случились на протяжении буквально одной недели. Чем, на ваш взгляд, обусловлена столь возросшая активность в двусторонних отношениях?

- Для начала я хотел бы обратить внимание на официальные заявления Москвы и Баку о том, что российско-азербайджанские отношения сегодня находятся чуть ли не на пике своего развития. Доверие между нашими двумя странами, действительно, находится на очень высоком уровне, причем не только на официальном, но и на уровне межличностных или личных взаимоотношений первых лиц обоих государств. Я не могу представить себе, чтобы Владимир Путин проигнорировал бы телефонный звонок Ильхама Алиева, хотя именно так он поступал в отношении телефонных звонков Реджепа Тайипа Эрдогана или Петра Порошенко. Азербайджанский лидер в силу своих личных качеств входит в круг если не личных друзей, то в очень хороших знакомых российского президента, оттого они легко могут позвонить друг другу даже в выходные дни, чтобы обсудить самые существенные для наших стран вопросы. При этом не надо забывать, что между Владимиром Путиным и Ильхамом Алиевым нет никакого языкового барьера, чтобы наладить коммуникацию друг с другом, они не нуждаются в переводчиках и советниках, оттого диалог между ними всегда продуктивен, а реализации достигнутых договоренностей – столь стремительна в исполнении самых высокопоставленных чиновников наших двух стран.

Сегодняшний всплеск активности в российско-азербай2джанских отношениях имеет, на мой взгляд, скорее технический характер, наподобие того, как штурман океанского корабля время от времени определяет его местоположение на просторах Мирового океана, чтобы проверить, не отклонилось ли судно от проложенного капитаном курса. Так очень часто происходит и в межгосударственных отношениях. Если посмотреть на историю отношений Москвы и Баку за несколько последних лет, то легко убедиться в том, что каждый год в начале весны имеют место быть консультации на высшем уровне между главами России и Азербайджана, поэтому и телефонные переговоры президентов и последовавшие вслед за ними командировки или визиты представителей российского бюрократического истеблишмента в Азербайджан имеют скорее плановый, чем экстраординарный характер.

Конечно же, события на международной арене и, в первую очередь, война в Сирии и кризис в российско-турецких отношениях создали свой нервозный фон для этих консультаций и переговоров, но это не означает, что их влияние было определяющим или доминирующим при их проведении. К сожалению, масс-медиа в погоне за сенсациями и рейтингами использовали тактику информационных вбросов и прибегали к разного рода информационным провокациям в погоне за сенсациями как средством для более эффективной продажи рекламы. Но это никак не означает того, что стороннее мнение прессы или лобби оказало на их содержание хоть какое-то влияние.

- Как вы можете прокомментировать результаты телефонных переговоров между президентами России и Азербайджана?

- Я уже не раз отвечал на такой или подобные ему вопросы азербайджанских журналистов, а поэтому мне остается только повториться еще раз. Официальные заявления обеих сторон по итогам телефонных переговоров президентов, как мы все хорошо это видели и помним, были полны неопределенных фраз и недосказанностей, а такое бывает только в двух случаях: или если беседа не имела практического результата, или если во время переговоров между ними были достигнуты какие-то особые или специфические договоренности, знать о которых посторонним не следует.

Если разговор лидеров двух стран прошел по первому сценарию, то вслед за этим никаких заявлений от имени других представителей политического истеблишмента страны не следует, но если же во время их беседы реализовался сценарий № 2, то последовавшие за этим заявления высокопоставленных чиновников косвенно проливают свет на их содержание. Мы являемся свидетелями второго варианта развития событий, когда практически сразу же за телефонными переговорами Ильхама Алиева и Владимира Путина официальный Баку обозначил свою позицию по Сирии, о наличии которой я не раз говорил в своих интервью другим азербайджанским масс-медиа еще полтора месяца назад, в середине января этого года. Однако тогда она не была артикулирована, а теперь оказалась озвучена. Суть ее, как известно, свелась к тому, что Азербайджан дистанцируется от сирийского конфликта, не принимая при этом сторону Анкары, как на то рассчитывали турецкий президент Эрдоган и его окружение.

Такое положение дел позволяет сформулировать единственно возможный в этой ситуации вывод о том, что идея неоосманизма, апологетами которой являются Реджеп Тайип Эрдоган и Ахмет Давутоглу, нашла поддержку только у украинского президента Петра Порошенко и ни у кого больше. Турецкий президент своей ничем не обоснованной конфронтацией с Москвой загнал себя в состояние международной политической изоляции, убив тем самым заодно и провозглашенную им идею. Фактически, Азербайджан, пусть и неформально, присоединился к коалиции России и Ирана, ярым врагом которой является Турция, и с этого момента мы будем являться свидетелями все более нарастающей агонии режима Эрдогана, отбросившего за один год своими безответственными политическими действиями Турецкую республику на двадцать лет назад.

Ваш портал является далеко не единственным, который задает мне такое вопросы, и это дает мне возможность прокомментировать ту реакцию, которую вызывают такое мои слова в азербайджанском обществе. Азербайджанская молодежь и люди среднего возраста иногда очень болезненно реагируют на мои слова, бросаясь в социальных сетях в интернете словами о том, что президент Алиев предал братский турецкий народ. В связи с этим мне очень часто приходится повторять слова о том, что очень многим молодым азербайджанцам образование, полученное в Турции, мешает снять розовые очки и взглянуть правде в глаза. А правда такова: они – еще не весь простой народ Азербайджана, а поэтому не могут говорить от имени всех своих соотечественников и указывать президенту Алиеву, что он может делать, а что – нет, а президент Эрдоган – это отнюдь не весь народ Турции, и поэтому ставить знак равенства между всем турецким народом и партийным окружением Эрдогана – это моветон, дурная манера. К счастью, политическое руководство Азербайджана понимает эту разницу и не совершает «ошибок молодости», демонстрируя взвешенность и мудрость дел и суждений.

- Что вы думаете о причинах и результатах визита вице-премьера правительства России Дмитрия Рогозина в Баку 3 марта этого года?

- Первое, что можно сказать вполне определенно – это то, что заявление российской газеты «Коммерсант», будто вице-премьер России Дмитрий Рогозин приехал в Баку только для того, чтобы «выбивать долги» за ранее поставленное в Азербайджан из России вооружение, оказалось журналистской «уткой» или, как принято сейчас говорить, фейком. Самое обидное заключается в том, что некоторые азербайджанские, с позволения сказать, «эксперты» с явно антироссийской ориентацией поспешили принять эту информацию за «чистую монету» и сделать заявления в том духе, что дескать Азербайджан решил дать «асимметричный ответ» на российский военный кредит Армении на 200 млн. долларов и отказался закупать на эту сумму российское вооружение для военно-морских сил и внутренних войск своей страны. Совершенно очевидно, что заявления подобного рода не только не соответствуют реалиям действительности, но и не способствуют укреплению и дальнейшему развитию дружеских отношений между нашими странами, особенно если они сделаны в момент начала визита в Баку российского сопредседателя межправительственной российско-азербайджанской комиссии по экономическому сотрудничеству. К счастью, реалии оказались совсем далекими от прозвучавших заявлений и прогнозов.

Второе, что требует особого и пристального внимания, – это дружественный и очень доброжелательный тон риторики на переговорах и последовавших по их итогам официальных комментариев и заявлений. Российская делегация была принята в Азербайджане на самом высоком государственно-политическом уровне, не хватало только роты почетного караула у трапа самолета и совместной пресс-конференции, но она по итогам такой встречи по дипломатическому этикету не положена, ибо российский вице-премьер по своему статусу все-таки не ровня азербайджанскому президенту. Хотя слов, сказанных во время открытой для прессы части переговоров, вполне достаточно, чтобы понять, что внешнеполитические пертурбации вокруг Сирии, борьбы и пресловутым ИГ и кризисом в российско-турецких отношениях никак не отразились на российско-азербайджанском экономическом сотрудничестве.

Третье, на что следует обратить внимание, - это то, что во время своего визита в Баку Дмитрий Розогин совсем не затрагивал политических вопросов и был сосредоточен исключительно на вопросах экономики, как это и положено сопредседателю межправительственной российско-азербайджанской комиссии по экономическому сотрудничеству. Вопросы политического межгосударственного взаимодействия, как мы видим из логики развития событий, скорее всего, обсуждались на концептуальном уровне во время телефонных переговоров и бесед президентов наших двух стран, а для детализации конкретных частностей в Баку прибыл заместитель министра иностранный дел России и статс-секретарь МИД России Григорий Карасин.

Я не стану повторять содержание уже прозвучавших заявлений по итогам визита Дмитрия Рогозина в Баку, высказанные как российской, так и азербайджанской стороной, они всем хорошо известны. Этот визит еще раз показал, что экономические связи Азербайджана и России находятся на самом высоком уровне, ваша страна стремиться расширять торговое сотрудничество с Россией, что вполне очевидно и закономерно в условиях глобального экономического кризиса. У Азербайджана есть товары, который с охотой будут куплены в моей стране, прежде всего в этот список входят самые разнообразные продукты питания, что расширяет перспективы товарооборота не только в оружейной или энергетической сфере.

Сегодня стало окончательно ясно, что Азербайджан окончательно и бесповоротно примкнул к российско-иранскому экономическому партнерству и стремится обеспечивать логистику товаропотоков между этими двумя странами. Заказ на поставку в вашу страну 17 тыс. железнодорожных вагонов и цистерн с «Уралвагонзавода», а не только танков и бронемашин, которые также производит это предприятие, свидетельствует о том, что Азербайджан всерьез решил стать единственным оператором грузоперевозок на южном отрезке транснационального транспортного коридора «Север-Юг» и зарабатывать на логистике серьезные средства, ставя конкретные и реальные вопросы экономического партнерства выше призрачных политических идеалов или даже стереотипов. Одним словом, геоэкономика взяла верх над геополитикой, и этот факт вызывает у меня только положительные эмоции.

- Какое впечатление у вас осталось от визита в Азербайджан заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина?

- Прежде чем начать отвечать на этот вопрос, хочу сказать, что этот человек является другом Азербайджана и азербайджанского народа, который от имени Российской Федерации на протяжении вот уже, пожалуй, целого десятилетия выступает с приветственным словом на дипломатических приемах, ежегодно организуемых посольством Азербайджана в Москве по случаю Дня республики. Вместе с тем он хорошо известен как опытный переговорщик, которому в Москве доверяют вести переговоры с самыми «неудобными» партнера России в международных делах. На этом фоне показалетел тот факт, что визит Григория Карасина в Баку предваряет его визит в Тегеран, где он будет развивать российско-иранское политическое сотрудничество. Этот жест российской дипломатии свидетельствует о том, что он прибыл в Азербайджан, пусть даже и проездом в Иран, чтобы, как говорят в армии, «сверить часы» со своими коллегами из руководства азербайджанской дипломатии, поскольку никакого другого разумного объяснения его визиту у меня нет. Внешнеполитические ведомства наших двух стран по итогам его посещения Баку хранят стоическое молчание, предоставляя возможность прессе акцентировать свое внимание на деталях визита Дмитрия Рогозина. Следовательно, итоги консультаций дипломатов не предназначены для посторонних – наших с вами – ушей. Но я думаю, что на переговорах в Тегеране Григорий Карасин будет представлять позицию не только Москвы, но и Баку, позиционируя Азербайджан как равноправного участника торгово-экономических отношений на Южном Кавказе, аффилированного России. Для Азербайджана более чем выгодна, особенно на фоне взаимного недоверия, испытываемого Баку и Тегераном. Это является лучшей гарантией того, что все интересы Азербайджана и его народа тем самым будут гарантированы в процессе переговоров.

Беседовала Арюна БАЛДАНОВА


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий