Бабур Тольбаев: «Бизнес должен быть этичным, порядочным, справедливым, приносящим пользу людям»

Предприниматель, общественный деятель, меценат, руководитель крупнейшей международной микрокредитной компании «Мол Булак»  Бабур Тольбаев в интервью РИА Вести поделился своей философией, которая дает возможность не только заработать, но и помочь людям и стране, ставшей для них вторым родным домом.  

 -  Г-н Тольбаев,  в девяностые годы прошлого века  Вы стояли у истоков микрофинансовых программ. И, конечно же, Ваш карьерный путь от кредитного эксперта небольшой микрокредитной программы до руководителя крупнейшего микрофинансового института впечатляет. Хотелось бы узнать, где и как происходило Ваше становление и формирование как будущего успешного предпринимателя и общественного деятеля.   

 - Я родом из города Ош, южной столицы Киргизии. Родился в семье рабочих. Детей было семеро, я самый младший. Учился в английской спецшколе. В те годы увлекался шахматами. Много раз был чемпионом области среди школьников, чемпионом республики, одиннадцать раз принимал участие во Всесоюзных соревнованиях. Даже учебу запустил, и поэтому пришлось шахматы бросить.

Потом поступил на факультет иностранных языков. В 90-е годы как раз стали популярными американские программы для студентов. Но впервые я вживую увидел американца в 11-м классе в школе и тогда же поставил цель - учиться в Америке. На 2-м курсе стал участником программы по обмену и год отучился в США. Эта программа не предполагает получение специальности, но дает возможность посещать курсы, которые тебе интересны.

По возвращении, я стал привлекательным работником для различных организаций. В университете учился на отлично, так что знания были, а тут еще получил иностранный опыт и знания о том, как в Америке ведется менеджмент, поэтому проблемы с поступлением на работу не было.

Вначале я немного поработал по программе Сороса, потом в одной из американских организаций. У меня был хороший менеджер, который меня очень многому научил. Я был его личным помощником и переводчиком, и, по сути, за 4 года он сделал из меня менеджера.

Бабур Тольбаев-1-1И так, в 24 года, я стал директором финансовой организации, а позже в 2008 году директором микрокредитной компании «Мол Булак», так до сих пор и пребываю в этой должности. Многие из тех восьми компаний, где я проработал, были выстроены мной почти с нуля. Все они находились в разных странах: в основном  в Киргизии, Узбекистане, Азербайджане и России, также имею опыт микрофинансовой деятельности в Казахстане, Таджикистане, Афганистане и Китае. Не могу не заметить, что из всех стран самый сложный рынок в России.  А в Азербайджане довольно все легко пошло: очень быстро создали компанию и филиалы по всей стране. Надеюсь, что мы еще многократно увеличим нашу сеть в Азербайджанской Республике, главное, есть видение, как это можно сделать.

В России же сложно еще и потому, что в мире нет аналога нашей организации. Как вы знаете, Америка - первая страна по количеству мигрантов, Россия – вторая, и никто специализированно, как мы, с мигрантами не работает.

Есть люди, которые раньше работали у нас, теперь работают в малых микрофинансовых организациях (мфо), где тоже стараются работать с этой категорией. Некоторые из них запустились, но, спустя какое-то время, закрылись. Ведь это непросто! Попробуйте поработать с трудовыми мигрантами: де-факто – они все бездомные в России, с ущемленными правами, и если, скажем, он на родине – один человек, здесь уже немного другой. У всех мигрантов одна мысль − побыстрее заработать денег, соответственно, не у всех присутствует долгосрочная ориентация. Когда ты живешь в своем доме, то поддерживаешь с соседями хорошие отношения, сажаешь деревья в саду, что-то полезное делаешь, чтобы люди потом сказали тебе спасибо. А трудовой мигрант, приезжающий сюда, человек с краткосрочной ориентацией, его не беспокоит, что о нем будут думать через два-три года, т.к. он уже уедет. Есть, конечно, другая категория людей, они приезжают сюда и говорят, что это их вторая родина, − с ними нам проще. Но больше тех,  кто говорит: «Я приехал, чтобы заработать деньги на свадьбы сына, дочери, чтобы дом построить, − и все. Мне на моей родине хорошо».

От нашей организации в Москве работает более сотни человек. Я регулярно устраиваю собрания и всегда провожу опрос: письменный или смс голосования. Мне все интересно о них знать, так как наши сотрудники − выходцы со всех бывших республик СССР. Так вот 80% желает вернуться на родину, приобрести свой дом или квартиру. В принципе, это нормально.

В настоящее время от 500 тысяч до 1 миллиона граждан Кыргызстана уже находится в России, около 2 миллионов граждан Таджикистана и более 3 миллионов граждан Узбекистана. Когда они принимают решение остаться здесь, мы стараемся сделать все, чтобы им было максимально удобно. Наша задача − соблюсти законы, проследить, чтобы люди устраивались работать в хорошие компании, становились дельными сотрудниками, чтобы их труд приносил пользу как экономике России, так и экономикам своих стран, и, тем самым, они бы поднимали имидж среднеазиатских республик.

В этом смысле наша компания уникальна, т.к. никто с мигрантами таким образом не работает. Повторюсь: аналога нашей компании нет. Я даже как-то сказал своим ребятам, чтобы они нашли в Интернете подобную организацию, чтобы знать, с кем нам себя сравнивать. Мы работаем хорошо, но может, наши показатели не достаточны? Зачем тратить время, если кто-то этим занимается, мы бы просто поехали и обменялись опытом. А такого опыта нигде нет. В этом плане, мы - реальные первопроходцы.

- Ваша миграционная программа очень интересна. В принципе, для органов ФМС, для государства в целом – это бесценно, когда есть такая организация, объединяющая в себе столько функций. Были ли попытки со стороны чиновников связаться с Вами, чтобы оказать содействие Вашей деятельности?

-  Вообще, я – большой сторонник В.Путина, разделяю взгляды и философию М.Ганди и  Нельсона Манделы. Владимир Путин неоднократно говорил: «Нужно вовлекать бизнес в миграционные процессы». Мы этим и занимаемся. Но никто не интересуется нашими проблемами. По сути, то, что чиновники делают по обязанности, мы делаем от души. Это наша добрая воля. А добрая воля волонтеров в разы сильнее. Если, например, надо довести какие-то административные директивы, мы, по сравнению с ФМС, делаем это спокойно, в нормальном режиме и спокойной атмосфере.

Я - человек верующий, дружу с Шамилем Аляутдиновым, имам-хатыбом московской Мемориальной мечети, председателем Совета улемов России. Для меня это честь. Он - Председатель Шариатского Совета, созданного нами в рамках группы компаний «Мол Булак» в Азербайджане, Киргизии и России.

Бабур Тольбаев-2Цель нашей организации и моя лично − нести людям пользу, предлагать востребованные продукты, поддерживать справедливость. А основа исламского финансирования – это справедливость. Мы, как финансисты, хотим, чтобы наши клиенты становились богаче, если вы, как мой клиент, получите от меня пользу и будете мне благодарны, мы будем считать нашу миссию выполненной. В этом и справедливость: я не могу богатеть, если вы не богатеете. Это главный принцип исламского банкинга. Хочу заметить, что самые крупные рынки, где развиваются исламские банки, – это Великобритания и Германия.

- Имеются ли в России условия для развития исламского банкинга?

- Ведутся определенные дискуссии и работа в этом направлении и в Государственной думе, и в Центробанке, чтобы и на российском рынке присутствовали исламские банки. Появляются статьи об исламских банкингах. Все только на начальном этапе, скажем так.

Так произошло, что у людей сложился стереотип: исламское – это что-то такое, что выгодно мусульманам. А в то же время в самых крупных банках, например, Сити-банке, есть исламские окна, и они сделаны не специально и не только для мусульман.

Сотрудники одной из компаний в Дубае показывали нам ролики, каким образом исламские принципы продвигаются на лондонском телевидении.

В России же люди боятся и еще не понимают, что это такое. Пока нас самих не обучили полноценно исламским принципам финансирования, я сам не все понимал, хотя думал, что разбираюсь в исламском банкинге. Теперь у меня есть сертификат, и я могу сам обучать. Это говорю к тому, что люди от незнания и из-за сложившихся стереотипов утверждают, что это им не нужно. Однако, с моей точки зрения, для России и стран СНГ принципы исламской экономики – спасение.

- Выходит, что только из-за сложившихся стереотипов в России до сих пор отсутствует  востребованная во многих странах мира система исламского банкинга?

- Да, в основном, из-за стереотипа, плюс, это не так просто адаптировать в существующее законодательство. Но это недоверие понемногу уходит. К сожалению, в России, даже в Татарстане, пока еще нет масштабного примера, на основе которого можно было бы сформировать законодательство для развития исламского банкинга, но, уверен, это скоро придет.

Если взять историю развития микрофинансирования во всех странах СНГ, то самым лучшим образом оно прошло в Киргизии. Некоторые центробанки ездят в Киргизию для изучения опыта регулирования микрофинансовых организаций. Исламский банк в Киргизии действует с 2007 г. В арабских странах есть как традиционный банкинг, так и исламский. Вообще, для начала открывается исламское окно, и тогда понимание людей постепенно трансформируется, но для этого нужен подготовительный период.

Очевидно, что в Киргизии все можно сделать быстрее, потому что уже существует какая-то база. Там мы сейчас открыли исламское окно, находим финансирование. В Киргизии мы - самая крупная микрофинансовая организация, ни у одного из банков нет такого количества клиентов, как у нас. По всей стране работает более 100 наших подразделений. По некоторым основным показателям мы находимся в тройке крупных финансовых учреждений Киргизии, и, при этом, мы всего лишь маленькая финансовая организация в масштабах России.

В России, считаю, сдвиги произойдут в течение 3-5 лет. Здесь все долго делается, страна ведь большая. К тому же, мы должны сначала получить опыт в Киргизии, потом покажем, что мы сделали там, и скажем, что такая же компания есть в России, и будем лоббировать это здесь. На это уйдет года 3, а  на 4-5-й год могут произойти какие-то сдвиги. По крайней мере, мы сделаем все от нас зависящее, чтобы это случилось. Хотя бывает и так, что некоторые инициативы, которые очень нужны стране, могут двигаться семимильными шагами. J Может это как раз такой случай, дай Бог!

- Что для Киргизии хорошо, может быть плохо для России, и наоборот. Что Вы думаете по этому поводу?

- Думаю, это не тот случай. Мы сейчас начнем обучать специалистов, затем займемся развитием российской площадки. Пойдем и в ГД РФ, в ЦБ РФ, скажем, что мы все вместе в Евразийском союзе, и на примере нашей киргизской компании покажем, каких успехов она добилась за 1-2 года, какие продукты мы сделали, как они помогают людям, и, опираясь на существующий успешный опыт, предложим создать в России что-то подобное.

Давайте на основе нашей практики откроем пилотный банк, как в Киргизии, и это послужит стимулом для законодательства. У меня есть четкая картинка того, что мы бы могли сделать. И когда мы будем готовы, нам нужна будет поддержка на законодательном уровне, тогда и инвестиции придут, дай Бог.

При этом, наша задача не только материальное благополучие, но и духовное. Необходимо пробуждать в людях духовность, прививать ценности, воспитывать их, объяснять, что хорошо, что плохо. Давайте работать правильно! Кроме духовности, мы хотим, чтобы люди, жители страны стали богаче, а от этого и государство будет богаче.

Хочу заметить, что сейчас для Киргизии, Азербайджана и России − прекрасное время. «Кризис» – это прекрасные возможности. Просто тем, кто хочет работать, надо показать путь и грамотно, через правильных людей, организовать процесс.

Нужно применить опыт советского времени: привнести науку в регионы, села, обучить, правильно профинансировать людей, дать четкую инструкцию и следить, чтобы все ей следовали.

- Людям нужно вернуть самое главное − веру в то, что можно честно заработать деньги, а потом возвратить кредит. Люди сейчас с недоверием относятся к банкам и микрокредитным организациям. И вообще сейчас никто никому не верит. Чем это вызвано, по-Вашему?

- Вы только оглянитесь, все разговоры с утра до вечера о том, что доллар поднялся. Я эту тему для себя закрыл. Кто-то говорит о кризисе, о том, как тяжело жить. Я же говорю, если будешь ныть, то ничего не изменится. Господь не изменит положения дел, пока ты сам не изменишься и не поменяешь в голове установку, что не надо ныть, надо действовать, работать.

Если часть людей не доверяют финансовым учреждениям, то их тоже можно понять. Не все финансовые институты ведут дела так как надо, чтобы по жизни правильно было: и профессионально, и по-человечески. Я допускаю, что у нас в организации тоже могут оказаться люди, к моему большому сожалению, которые движимы не теми целями, которые мы ставим, не теми ценностями, которых мы придерживаемся. Но, все равно, ответственность лежит на нас. Мы с себя ни в коем случае ответственность за их неправильное поведение не снимаем. Но я могу точно сказать, что наши установки, ценности постоянно доводятся не только на словах, но и на деле, до всех сотрудников. Просто когда организация большая, случаются сбои и в человеческом факторе. Сотрудников, которые нарушают наши политики, мы наказываем и увольняем немедленно.  Однако, хочу отметить, что явное большинство наших сотрудников – это очень порядочные, целеустремленные профессионалы и добрые люди.

И для того, чтобы организация становилась лучше, мне самому нужно продолжать работать над собой. Я еще нахожусь в пути, я проделываю внутреннюю работу, я молю Всевышнего дать мне сил и возможности делать правильные вещи как на работе, так и по жизни. Жизнь – это школа, постоянный процесс улучшения себя. А окружение будет меняться в лучшую сторону, только если я буду становиться лучше.

- Известно, что компания «Мол Булак» активно продвигает многочисленные социальные проекты. Вы также создали сайт, посвященный проблемам мигрантов. Какие еще инициативы Вы выдвигаете?

- Хочу отметить, что мы очень много работаем с молодежью. У нас есть подшефная школа, мы поддерживаем студенческие проекты, работаем по мобилизации сел под разными лозунгами. Хотим прививать любовь к людям, стране, интернационализму, духовности и т.д.

Работая с молодежью, я говорю о моральных ценностях, о том, что нужно любить свою страну, народ, уделяю особое внимание дружбе народов.

Говоря о поддержке сельского хозяйства, отмечу: у нас в штате было 19 агрономов, и мы 66 тысячам наших клиентов дали бесплатные консультации, бывало прямо на пастбищах, в горах. Мы, например, открывали пункты искусственного осеменения. Опять же приведу пример. Корова отелилась. Когда ее вновь можно осеменить? Оказывается, через 2 месяца. А ведь эта информация очень важна для продуктивности. Ведь если за 10 лет корова может принести не 5, а 8 телят, для примера, разница то есть! А люди этого не знают. И вот такие простейшие вещи и не только мы подсказывали.

Что касается сайта, то мы создадим на нем окно, через которое каждый день люди смогут получать бесплатно полезную информацию и консультации. Мы уже сделали дизайн мобильного проекта для клиентов на  узбекском, таджикском, киргизском и русском языках. Теперь надо добиться, чтобы люди читали на сайте. У нас в месяц более 30 тысяч визитов на сайт. Моя цель – миллион посещений, не меньше.

Помимо всего этого, мы постоянно проводим различные инициативы, которые способствуют скорейшей адаптации трудовых мигрантов в России, например, выпускали Справочник для мигранта со всей необходимой ему информацией для легальной, безопасной и успешной деятельности на территории РФ, Узбекско-русский словарь/разговорник для обучения мигрантов правилам русского языка и т.д.

- Какие продукты компании наиболее востребованы у мигрантов?

- Когда мы говорим о продуктах компании, то подразумеваем финансы. На что люди берут деньги? В России - на патент. Они, как правило, приезжают в долг и билет у них в одну сторону. Поэтому очень большой процент людей берет деньги на свою легализацию. В Новосибирске и некоторых других городах России наши представители находятся прямо в офисе ПВС/ФМС. Как говорится, не бывает плохих клиентов, а бывают плохо  выданные кредиты, поэтому в нашей работе большое значение имеет человеческий фактор. Если челочек добросовестный, то с финансами у него/нее тоже все обстоит нормально.

- В силу последних скандалов, связанных с коллекторами, с тем, как они выбивают долги. Как Ваша компания  решает вопросы с неплательщиками?

-  Это сложная тема. Мы сами в поисках лучших решений. Естественно, пальцы мы никому не выкручиваем. Здесь нужен разговор, диалог. «Ты взял деньги. Мы тебе помогли». – «Да, помогли». – «Надо возвращать». – «Да, надо». – «Хорошо, давай вместе подумаем, как и когда можно возвратить, если возникла сложная жизненная ситуация» и т.д.

- И Вы предлагаете приемлемый способ, как это сделать?

 -  Да, мы говорим, что готовы списать все пени. Мы в России прекращаем насчитывать проценты после просрочки в 60 дней. Если у человека нет денег, какой смысл продолжать начислять? Но и быть совсем мягкими мы тоже не можем. Наша главная цель - помогать людям, а не усугублять их положение дел. Усугубляют свое положение чаще всего люди, которые думают, что можно взять и потеряться, но так не бывает. Таких людей мы не прощаем и не забываем, ищем и работаем с ними всеми законными методами до тех пор, пока не вернут долг.

Когда клиенты все осознают и не пытаются убежать от ответственности,  то мы садимся и совместно вырабатываем план. И здесь опять диалог: «Сколько можешь платить? По 1 тысяче рублей сможешь каждые 15 дней платить?» − «Да, смогу». – «Прекрасно. Давай мы тебе сделаем новый график, и плати по 1 тысяче рублей каждые 15 дней или по 500 рублей в неделю, или 200 рублей каждые 2-3-дня». Но бывают ситуации, когда люди умирают или теряют трудоспособность, в таких случаях мы, конечно, долг списываем.

- То есть, Вы к сторонним организациям не обращаетесь?

- В прошлом обращались. Сейчас мы внутри нашей организации создали все необходимые службы. Да, мы сотрудничали со сторонними организациями, но это оказалось не эффективно, потому что нам нужно, в первую очередь, решать проблемы, а не создавать новые.

Сейчас, как я уже сказал, все службы наши собственные. У нас есть внутренний кодекс, каждый сотрудник его подписывает. Таким образом, прописано, как он может общаться с людьми, которые имеют задолженность. В качестве финансовой организации мы прощать не можем, но общаться, конструктивно разговаривать и находить пути решения обязаны.

- По сути, Вы уже работает по принципам исламского банкинга.

- Да, и в Коране я специально отметил слова: «Если ты можешь позволить себе простить долг, прости!» Но в том  масштабе, в котором мы работаем, мы не можем прощать всем должникам, иначе просто закроемся, да и для людей это плохой сигнал. Если взял, использовал, решил свою проблему, имей совесть, верни, эти деньги будут направлены другим таким же нуждающимся, которые тоже должны решать свои жизненные ситуации.

- В Госдуме планируют разработать проект, регулирующий деятельность микрокредитных организаций. Таким образом, государство хочет полностью взять их под свой контроль. Скажите, сейчас взаимоотношение: вы и государство, − на каком уровне?

- Регулируемость ужесточается. Мы входим в семерку крупных микрофинансовых организаций России, в сфере потребительской − в тройке крупных. Поэтому наш представитель постоянно находится в правовом комитете саморегулируемой организации, и у нас есть информация и понимание, что  происходит, и для чего это делается. В том, что в целом идет ужесточение, ничего страшного пока нет. Условия для работы приемлемые.  Причем, в ГД РФ не все инициативы доходят до логического конца, они и не должны. Здесь хочу отметить позитивные действия ЦБ РФ, который организовывает площадку и общается с нами.

- У Вас богатая собственная философия, основанная на Исламе, Коране, трудах гениальных личностей, и в то же время Вы - профессионал  в финансовой сфере. Как Вы формировались: вначале духовно, а потом приобрели практические знания и занялись бизнесом?

-  У нас в семье все верующие, все читают намаз. Духовность с детства в нас воспитывала мама. Почти все уже съездили в хадж, только я еще не ездил, но, дай Бог, поеду обязательно.

Когда читаешь, многое переосмысливаешь, понимаешь по-новому. Я в молитве всегда прошу, чтобы Всевышний направлял к нам хороших людей и ограждал от плохих. И Слава Всевышнему, что  так и происходит.

Духовность, наверное, приходит с опытом, знаниями. И ты интегрируешь ее в свое дело. Нужно, чтобы твой бизнес был этичным, порядочным, справедливым, приносящим пользу людям,  которые, в свою очередь, были бы тебе признательны. Мы должны любить все, что делаем. Должны любить все, что есть в мире, и быть благодарными. Вот эти ценности мы стараемся доносить до людей каждый день.

Беседовал Джамиль Садыхбеков

 


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий