Олег Кузнецов: Крымчане смогут преодолеть все невзгоды сегодняшнего дня

В конце февраля 2016 года известный российский историк и политический аналитик Олег Кузнецов побывал в Крыму и ознакомился с тяжелой ситуацией, в которую попали азербайджанцы. Корреспондент Vesti.Az взял интервью у известного историка.

- На прошлой неделе вы в составе Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев России побывали в Крыму. Какие впечатления вы вынесли из этой поездки?

- Прежде всего, позволю себе заметить, что это звучит громко и не вполне корректно, будто я в составе делегации ФНКА «Азеррос» посетил Крым. Это не так. Дело в том, что данная структура при финансовой поддержке Российского благотворительного фонда и при организационном содействии «Государственного комитета по делам национальностей Республики Крым» (здесь и далее – кавычки Vesti.Az) и региональной национально-культурной автономии крымских азербайджанцев проводила там 25-26 февраля «круглый стол» на тему «Этнокультурное многообразие — залог единства России».

Организаторы этого мероприятия попросили меня принять участие в его работе в качестве участника и даже стороннего наблюдателя и написать по его итогам свое резюме. Поэтому я был там, скорее, в роли приглашенного эксперта или отчасти контролера, а не члена делегации. Этот статус позволяет мне иметь собственную точку зрения на события тех дней. Если говорить об общих впечатлениях от посещения Крыма, то они сложились у меня самые противоречивые. За три дня я посетил Симферополь, Бахчисарай, Инкерман и Севастополь, и повсюду видел приблизительно одну и ту же картину. Сначала меня охватило ощущение какой-то безнадежной тоски, как будто я сел в машину времени и переместился ровно на 25 лет назад, во времена распада СССР.

В Крыму с того момента времени практически ничего не изменилось. Советские дома, советские дороги, советская инфраструктура, советский сервис... Даже в севастопольском торговом порту сходни к кораблям сделаны не из досок, а из горбыля. Будто бы советская власть 25 лет назад закончилась, а на ее место ничего другого не пришло, и четверть века люди просто существовали и выживали в каком-то параллельном и поэтому совсем непонятном измерении. Чтобы это чувство было более понятно азербайджанцам, проведу следующую аналогию: нечто подобное я испытывал дважды, когда пересекал грузино-азербайджанскую границу в Лагодехи – в Азербайджане – цивилизация, в Грузии, буквально через какие-то полкилометра, – нищета и запустение.

В первый день я вполне искренне задавался вопросом: а зачем мы, собственно, присоединили вновь Крым, ведь полуостров сейчас - это глубокая и в инфраструктурном отношении крайне запущенная провинция, на превращение которой в туристическое пространство потребуются годы упорного труда и миллиардные инвестиции в долларах. Но при этом в Крыму я не видел тех «язв общества», которые буквально на каждом шагу ранее встречал в Грузии, Украине или Молдове. Ни в Симферополе, ни в Севастополе я не видел ни бомжей, ни уличных проституток, ни попрошаек. Когда я спросил у местных жителей, отчего это так, то на меня посмотрели круглыми от удивления глазами и сказали, что ничего подобного у них никогда не было. Тогда я поверил в искренность слов моих крымских коллег, которые во время работы «круглого стола» говорили об особом крымском менталитете, который всегда отличал его жителей.

Крымчане, как мне это показалось, очень приветливы, открыты и говорливы, поэтому на любую тему говорят свободно и очень охотно, и это дает мне надежду на то, что они смогут преодолеть все невзгоды сегодняшнего дня.

- Во время поездки вы встречались с проживающими в Крыму азербайджанцами. Какие они оставили у вас впечатления?

- Во время поездки по полуострову мне довелось достаточно долго общаться с руководителем национально-культурной автономии азербайджанцев Крыма Гафизом Абасовым, от которого узнал много нового о жизни ваших соотечественников в этом «новом регионе» России. Возглавляемая им организация представляет перед «властями» Симферополя интересы 5000 этнических азербайджанцев, постоянно проживающих в Крыму и перешедших, как и он сам, в гражданство России. Помимо них на территории полуострова живут еще от 5 до 7 тысяч граждан Азербайджана. Из этого я могу сделать вывод о том, что ситуация с азербайджанцами в Крыму мало чем отличается от всей остальной России: на одного российского азербайджанца в среднем приходится два азербайджанца, сохранивших, несмотря на все внешнеполитические катаклизмы, гражданство своей исторической родины.

Вполне очевидно, что все они, наряду со всеми остальными крымчанами, сегодня переживают экономические трудности, связанные с экономической и дипломатической блокадой полуострова со стороны стран Европы и в том числе Азербайджана. При этом, начиная с марта 2014 года, из Крыма уехали не более двухсот азербайджанцев, что вполне соответствует для всей остальной России традиционным данным их миграционной статистики. В беседах с самыми разными азербайджанцами Крыма я всегда задавал вопрос о том, как они пережили так называемую «крымскую весну» 2014 года, когда полуостров переходил под юрисдикцию России. Все без исключения говорили о том, что они пережили месяц страха. В Крыму никто не хотел уходить под власть националистов с киевского майдана, люди без преувеличения, как они меня сами в этом неоднократно уверяли, буквально сидели на чемоданах, ожидая развязки событий.

Азербайджанцы разного социального статуса и материального достатка в один голос говорили мне, что готовы были бежать из Крыма, если бы события стали развиваться по сценарию, написанному в Киеве. Это не были какие-то специально подготовленные люди или «подсадные» азербайджанцы, поскольку я общался не только с участниками официальных мероприятий, но и с водителями маршруток, торговцами на рынке, хозяевами тандыров и мелких кафешек. А ведь их нельзя было расставить вдоль маршрута наших поездок или переходных прогулок по городу, поскольку никакого заранее спланированного маршрута не существовало. Поэтому, повторюсь еще раз, подавляющее большинство азербайджанцев Крыма не просто без сожаления, а с воодушевлением восприняли переход полуострова под юрисдикцию России, хотя эти словами многим официальным лицам в Баку от меня будет крайне неприятно слышать.

- Испытывают ли сегодня азербайджанцы Крыма какие-то особые проблемы?

- Безусловно, да. И связаны они, скажу об этом еще раз, с экономической и дипломатической блокадой полуострова со стороны стран Европы и в том числе Азербайджана. Наибольшие неудобства при этом испытывают постоянно проживающие в Крыму азербайджанские граждане, которые сегодня объективно оказались ограниченными в дипломатической и консульской защите. Официальный Баку, как известно, не признает факт присоединения Крыма к России, что вполне понятно, исходя из современной ситуации вокруг Нагорного Карабаха. Если Азербайджан признает переход Крыма под юрисдикцию России, то он по аналогии должен будет признать и переход Карабаха под юрисдикцию Армении, а этого, как прекрасно понимаю не только один я, не случится никогда. Однако такая вполне понятная и объяснимая позиция азербайджанского политического руководства сегодня создает для проживающих в Крыму граждан Азербайджана серьезные трудности, связанные, в первую очередь, с искусственно создаваемой проблемой документирования их пребывания на территории полуострова, де-факто находящегося в составе России.

Граждане Азербайджана для обмена заграничных паспортов в связи с истечением срока их действия или для получения разного рода консульских документов не могут обратиться за помощью в посольство Азербайджана в Москве, поскольку их оттуда перенаправляют в посольство Азербайджана в Киеве. Выезд из Крыма на Украину крайне затруднен, и поэтому не все крымские азербайджанцы способны обращаться в дипломатическое представительство Азербайджана в украинской столице. В отдельных случаях это приводит к курьезным и даже абсурдным ситуациям: например, азербайджанские юноши по достижении совершеннолетия не могут поехать из Крыма в Азербайджан, чтобы пройти на родине срочную воинскую службу по призыву, так как испытывают затруднения с получением соответствующих документов. Получается, что азербайджанская дипломатия невольно содействует тому, что эти призывники, сами того не желая, превращаются в уклонистов, которым грозит уголовное преследование.

Я расскажу вам один вопиющий случай, решение которому не могут найти российские власти Крыма на протяжении вот уже целого года. В городе Феодосия сегодня проживает одинокая, вдовая и бездетная 76-летняя гражданка Азербайджана Гюльзаман Радченко, являющаяся жительницей этого города уже 12 лет. Срок действия ее загранпаспорта истек еще в 2008 году, но это для нее не было важно, так как она имела бессрочный вид на жительство, выданный миграционной службой Украины. При переоформлении документов в 2015 году с украинских на российские все эти обстоятельства выяснились, но как поступить в этой ситуации не знает никто. Гюльзаман ханум в силу своего преклонного возраста не может сама поехать ни в Москву, ни в Киев, чтобы переоформить заграничный паспорт Азербайджанской Республики, российские власти не могут ей выдать вид на жительство и оформить право собственности на ее жилище. Де-юре она сегодня является лицом без определенного места жительства, хотя имеет в Феодосии благоустроенную квартиру. Миграционная служба России предлагала ей сменить гражданство, и это автоматически решило бы все ее житейские проблемы и невзгоды, но она требует сохранить за собой гражданство Азербайджана и до последних дней жизни собирается сохранять верность своей исторической родине.

С точки зрения российского миграционного законодательства единственным способом разрешения этой коллизии является ее принудительная депортация в Азербайджан, но брать такой грех на свою душу ни один российский чиновник в Крыму не хочет. А азербайджанским дипломатам, хотя они были извещены об этой ситуации, до судьбы Гюльзаман ханум нет дела. Поэтому я, пользуясь информационными возможностями этого интервью, очень хочу привлечь внимание азербайджанских властей к судьбе этого старого одинокого человека и передаю в редакцию вашего портала все имеющиеся в моем распоряжении копии документов. Быть может так, в Баку услышат о крайне незавидной судьбе старой одинокой азербайджанки.

Вугар Гасанов


Комментариев еще нет.

Оставить комментарий