В контексте действий России против ИГИЛ и расширения социальной базы этой группировки и ее «союзников» в Средней Азии, уже по географическим причинам существенно повышается стратегическая роль Азербайджана для укрепления политической стабильности на Северном Кавказе и Поволжско-Уральском регионе.

Где в общем числе жителей этих регионов значительную, если не преобладающую долю имеют приверженцы ветвей мусульманской конфессии.

Напомним и о том, что именно через Азербайджан проходят кратчайшие пути между странами Ближнего-Среднего Востока и Россией. Это обстоятельство, как и энергичное противодействие в Азербайджане экстремизму любых «оттенков», — тоже среди факторов растущей значимости российско-азербайджанских взаимоотношений, . В том числе, и в общерегиональном контексте.

Вышеупомянутые обстоятельства отмечаются и зарубежными аналитиками. Так, Арман Махмудиан в иранской «Iras» 17 сентября с.г. отмечает, что «…Государства Центральной Азии с мусульманским населением уже сейчас превратились в базу для обучения групп фундаменталистов. В настоящее время в некоторых республиках — например в Таджикистане и Узбекистане — фундаменталисты-сунниты вполне активны, и сейчас сотни граждан этих стран сражаются на стороне «Исламского государства». Некоторые из них в надежде на лучшую жизнь в халифате Аль-Багдади даже привезли туда свои семьи…».

Политико-экономическую роль Азербайджана в контексте современных геополитических трендов, впрямую касающихся и России, отмечает политолог Афшин Саид во французской «Le Huffington Post» 6 июля с.г. : «…Эта молодая независимая с 1991 года республика занимает ключевое положение в Евразии (выделено А.Ч.) и по площади равна Португалии. Нельзя не отметить, что Азербайджан оказался в тени неспокойных региональных держав. На юге находится Иран, а на севере — Россия. С востока Азербайджан омывает богатое нефтяными ресурсами Каспийское море, а на западе расположена Армения.

…Что касается экономики, хотя энергетические ресурсы и дают Азербайджану весьма комфортные финансовые поступления (почти 50% ВВП и более 90% доходов от экспорта), — как и страны Персидского залива, Азербайджан решил диверсифицировать инвестиции, чтобы создать задел под неизбежное истощение нефтяных ресурсов (это, если и возможно, то в «сверхотдалённой» перспективе: по ряду оценок, Азербайджан располагает наиболее крупными запасами нефти и газа в Каспийском бассейне, рассчитанными минимум на 60 лет интенсивной добычи. Прим. А.Ч.) и сохранить политическую и экономическую независимость. Неудивительно, что стремящиеся к признанию на международной арене государства обращаются к необоримому символизму этого инструмента. Азербайджан — в первых рядах этого символизма».

Алексей Чичкин, специально для РиА Вести

Related Post